Черная зачетка. Институт Черновиков

Размер шрифта: - +

Глава 28

Через час наша квартира наполнилась людьми: родители ребят, высокопоставленные лица из Гардиан, еще какие-то люди из МПМ, которые лишь молчали и записывали что-то в блокноты. Оказывается, родители вернулись с общего собрания и услышали шум в моей комнате. Я только потом осознала, что могло ждать ребят, оказавшихся в моей комнате. Папа, скорей всего, накинул бы пару заклинаний. Вред бы, конечно, никто не причинил, но хорошо, что обнаружили нас уже вместе со мной.
Я сидела рядом с мамой, накрытая пледом, и крепко обнимала ее. Сил плакать уже не было, поэтому я лишь вздрагивала, кутаясь сильнее и пытаясь спастись от несуществующего холода. Ребята также сидели со своими родителями. Никого не отпускали, расспрашивая по одному, но меня не трогали, пока не приехал Андрей Чернов — отец Виктора. Он быстро поздоровался с отцом и подошел ко мне, глядя в упор.
— Вероника, мой сын остался в Вершках?
— Да, — ответила я, но хотелось добавить, что оба его сына в Вершках.
— Он здоров?
— Витю ранили на Турнире в плечо, но в лагере нас разделили. — Отец Виктора не разрывал контакта наших глаз, изучая меня словно муху под микроскопом. Из всего семейства Черновых ее глава был чистокровным некромантом: длинные черные с проседью волосы, черный строгий костюм и замораживающий взгляд почти прозрачных глаз. И в который раз я убедилась, насколько сильно Витя отличался от своего семейства. Удивительно, как непринужденно вел себя Чернов старший, ведь не могли же в МПМ не знать, чей сын входит в главы Вирусов?!
— Спасибо. Витя — сильный маг и с ним ничего не должно случиться. — Рука мужчины накрыла мои пальцы, и Чернов старший по-отечески сжал их, ободряя меня. Вместо тепла меня прошиб реальный холод.


***

Нас вернули по домам, дав время прийти в себя. Каждый день ко мне приезжал психолог и старался помочь найти новую точку опоры, хотя мне больше казалось, что он пытался выудить из меня подробности нашего с Витей перемещения. Браслеты-порталы не были запрещены МПМ, поэтому заставить меня официально они не могли, но как показали мне Вирусы, методов было достаточно. Вот и сейчас этот худой мужчина в дорогих очках, весь прилизанный и в костюме больше похожем на тот, который одевают на похороны, не вызывал во мне расположения. Шпионил ли этот врач или нет, мне уже было все равно, я лишь хотела узнать, что с Витей.
Папе удалось узнать лишь факты, что Гардиан вызволили всех оставшихся заложников в Вершках, а Витя вернулся домой. Когда я совершала тот грандиозный побег с ребятами, за всей этой кутерьмой совершенно забыла о персонале лагеря, а оказывается, захватили всех. Запрета на общение у нас не было, но он так и не связался со мной. Это ли было причиной, или что-то иное, не менее безрадостное, но на душе скребли уже не кошки, а огромные тигры, поэтому я набрала Милу сначала на мобильный, а когда услышала, что телефон выключен, перенабрала на рабочий, но мне ответил ее менеджер, господин Вортанский и сообщил, что подруга на репетиции и никак не сможет ответить. Он всегда умудрялся превращать любой ответ в пафосную речь, что создавалось впечатление, что я не подруге детства звоню, а английской королеве. С Милкой мы не раз посмеивались над ним, но сегодня мне показалось, что мужчина ответил нервно. Я не придала этому большого значения, но когда в доме Штросов ситуация повторилась с их управляющим, нехорошее предчувствие поселилось во мне, и я позвонила Ире Дагурской. Та ответила сразу, и вскоре я уже ехала к нашему месту встречи — милой пекарни «Птички».
Только ехала я не одна, а с тем надоедливым психологом. Одна радость — когда мы вошли он отсел от нас за соседний столик, поэтому хоть тихо, но мы смогли поговорить.
— А без него никак? — Ира глянула на мужчину в черном и скривилась.
— Как видишь, — повела я плечами и села за столик, спиной к моему надзирателю.
— Смысл какой? Подслушивать? — не унималась Ира.
— Ну не подглядывать же? — глупо пошутила я и осеклась. Сейчас еще получу за клевету, но психолог сидел с книгой и даже бровью не повел.
— Рассказывай.
— Может, ты начнешь? — жалобно посмотрела на подругу.
Ира лишь недовольно скривила губы.
— Ладно, Бобрикова, начну уж. Меня распределяют в Гардиан, под начало Скаева. Буду там обучаться и пытаться выжить.
— Это Орион постарался? — я приблизилась и спросила совсем тихо. Ира мотнула головой.
— Нет, под началом его отца. Орион вроде как продолжит вас курировать в Институте Черновиков.
— Значит, нас всех... туда?
Ира грустно закивала. Да уж, вряд ли среди нас был хоть один желающий после Вершков, но МПМ сказало — МПМ сделало.
— А скоро?
— Я не знаю. Они там с Дружининым сейчас возятся. Он, возможно, тоже отправится с вами. В Гардиан вообще как-то неспокойно, — почти прошептала Ира. — Так что береги себя, Бобрикова. Ты нам жизнь спасла, теперь ты что-то вроде талисмана нашей группы.
— Только фотографии мои не продавайте доверчивым гражданам. Я скорее бог несчастий, — захихикала я, пытаясь скрыть смущение. — Ну, а как дома дела? На личном фронте?
— Дома подозрительно тихо, а на фронте — война. Я тебе потом расскажу, — и перевела взгляд на нашего наблюдателя. Я не стала продолжать тему, а быстро перевела ее на обсуждение фильмов и косметики. А о чем еще разговаривать, чтоб потом на допросы в Гардиан не ездить? Ну, явно не о том, что не только у Иры дома было подозрительно тихо. Мои тоже вели себя, как ни в чем не бывало. Я ненароком подумала, а не стерли им память?! Но отец отшутился и сказал, что все помнит и все в порядке. У них, видимо, был порядок: дочь вернулась с другого мира, захват Вершков Вирусами, почти ночующий нас «психолог». Но я молчала и ждала, когда родители, наконец-то, поинтересуются произошедшим со мной, но они меня не расспрашивали про Аэлиту, что и радовало, и огорчало одновременно. Хотя морально я не была готова с ними обсуждать свои мысли, я и так прятала большую их часть, чтобы не выдать даже неуместного предположения про МПМ. Конечно, психолог это видел и прекрасно знал, что я не могла не узнать о методике МПМ во «внешней политике», но все вокруг создавали вакуум обычной жизни. Гардиан забрала мой браслет Штроса на мифическую проверку, хотя всем было понятно, что меня пытались закрыть на семь засовов, поэтому я решила действовать иначе. Как там говорил Ширг: «Бесполезных артефактов не бывает».



Рина Карисума

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться