Чет-нечет

Размер шрифта: - +

Глава 1. Понедельник – день тяжелый... и короткий

 

 

Пятница начинается в понедельник.

Народное пожелание

 

Все необычные истории начинаются вполне обыденно. Может быть поэтому всегда трудно определить, с чего начать, что выбрать той отправной точкой, когда герои еще не знают, что попали в Приключение, а события уже начали набирать свой неумолимый ход.

Пожалуй, начнем эту историю с одного неприметного понедельника. Место действия – Москва, время – конец весны. Итак…

 

Весна уже почти отцарствовала своё и, не спеша, день за днем, уступала место лету. Большой Город жил началом дачного периода и времени отпусков. Был вполне обычный понедельник – начало очередной трудовой недели.

Понедельник – день тяжелый. Особенно, когда все выходные ты к нему готовишься. Мой отдел отвечал за разработку нового проекта, презентацию которого руководству и назначили на этот памятный впоследствии день.

Совещание стояло в плане на 12.30, но, конечно же, переносилось несколько раз, так что мы начали дай бог к двум часам, уже измученные ожиданием до изнеможения.

Я, как руководитель отдела и рабочей группы по проекту, презентовал результаты нашей двухмесячной работы.

С одной стороны огромного стола сидели члены моей команды, с другой – высшее руководство в лице двух вице-президентов (оба откровенно скучали на каждом совещании, но стойко несли свой крест), финансового директора (глава группы лепреконов с мешком ценных бумаг и сундуком финансовых планов и отчетов) и начальника службы безопасности (Сергей Николаевич – бывший гэбэшник, как и большинство коллег его новой профессии).

Во главе стола сидел человек массивных форм с расстегнутым воротом рубашки, не сходившимся на шее. Он лениво просматривал графики и таблицы на слайдах, едва вслушиваясь в результаты работы, аргументы и рекомендации. Это и был главный адресат моего сообщения – Борис Соломонович Градский – владелец крупного отечественного холдинга.

Борис Соломонович был типичным представителем когорты «новых русских», враз ставших «цивилизованными» и «прогрессивными» бизнесменами. БС, как звали его окружающие, являл собой образчик российского Хозяина бизнеса (застрявшего в категории между средним и крупным) в полном его самобытном колорите: с выездом барина в деревню к крестьянам, поркой крепостных, потемкинскими деревнями. Он принадлежал к тому типу людей, поднявшихся из грязи в князи, для которых такое барство являлось не только образом жизни, но самой жизнью: ее сутью и смыслом.

Борис Соломонович несколько лет назад справил пятидесятилетний юбилей. Он не покупал футбольных клубов, не возвращал на родину яйца Фаберже (не тот полет), но регулярно «отписывал» (как принято выражаться) на культуру и спорт, чтоб «числиться в нужных списках», «быть в рядах» и «кабы чего не вышло». Он мог, как царь Кащей, над копейкой чахнуть, а мог выкинуть на ветер миллионы, оправдывая непроизводственными расходами на управление.

Бизнес продолжали вести вполне по старинке: без особого расчета, не соблюдая утвержденных планов, теряя миллионы, которые растворялись в общей массе потерь и прибылей. Впрочем, в условиях нашего рынка с его сверхдоходами компании приносили прибыль даже при таком подходе. Но: имидж – превыше всего! Слыть просвещенным и образованным стало веянием времени, поэтому БС любил демонстрировать приверженность «новомодным» течениям и технологиям. Ему нравилось, чтобы чертили графики, делали SWOT-анализ[1] (к месту и не к месту) и использовали терминологию и понятия краткого курса MBA для российских слушателей.

Борис Соломонович Градский был типичным диктатором. Всегда имел точку зрения по всем вопросам, и только она имела право на жизнь. Однако БС старался изображать видимость обсуждения и принятия коллективного решения, играя какую-то свою пьесу (с одному ему известными целями), в которой все окружающие выступали лишь статистами.

Итак, я презентовал результаты нашей двухмесячной работы по оптимизации бизнес-процессов…

 

Совещание закончилось без чего-то четыре, и до конца рабочего дня оставалось еще два часа. Я подошел к девушкам-секретарям поинтересоваться планами руководства. Узнав, что дальше следуют сплошные совещания и точно будет не до моей скромной персоны, я окончательно уверился в мысли, что пора домой. Организм требовал сокращенного рабочего дня и честно заработанных лишних двух часов отдыха.

Я рассказал девушкам, на мой взгляд, свежий анекдот, попрощался и направился к выходу.

В дверях я столкнулся со своим бывшим одноклассником Евгением Уваровым. В школе приятелями не были, просто учились в одном классе, и каждый жил своей жизнью. Со школы, собственно, и не виделись. Женька растерялся, а потом как-то уж слишком обрадовался.

– Саша, какими судьбами?!

– Работаю здесь. А ты?

– Да… так, по делам… Ну, как ты? – вопрос явно прозвучал для проформы.

– Знаешь, у меня есть приятель, – усмехнулся я. – Так вот, у него есть присказка такая: иногда на вопрос «как дела?» хочется остановиться и начать долго и обстоятельно рассказывать, как у меня дела! – Я улыбнулся, как говорится, во все тридцать два зуба.

Мы так и стояли у самых дверей. Женька рассмеялся и показал жестом, что пропускает меня на выход. Я качнул головой, открыл пропуском дверь, и мы вышли на лестничную площадку.

– А у моего приятеля, – с усмешкой из-за моей спины сказал Женька, – на вопрос «как дела?» обычный ответ: «помочь можешь? зачем тогда спрашиваешь?!». Слушай, Саш, ты что после работы делаешь?!



Эдуард Шульц

#4368 в Фэнтези
#1623 в Фантастика

В тексте есть: сказка, приключения

Отредактировано: 19.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги