Цвет моих крыльев (марготта-2)

Размер шрифта: - +

Глава 1. Хронология пощёчин и оплеух

Объявление на дверях столовой в Таинской Высшей Военной Академии:

«Настоящим объявляем, что все желающие принять участие в показательном турнире, посвящённом дню весеннего равноденствия, должны подать письменную заявку не позднее завтрашнего дня. В случае несвоевременной подачи заявки, решение о допуске к турниру принимается организаторами в индивидуальном порядке. Двое финалистов получают право беспошлинного участия в турнире Равных»

* * *

Я облизнулась. Не на объявление, конечно, а на запахи, доносящиеся из столовой. Впрочем, завоевать бесплатное участие в Большом турнире тоже было заманчиво, но это мне в ближайшее время не светило.

Несмотря на кажущееся равноправие полов, девушкам в турнирах побеждать было не положено. Эльфийкам и полукровкам – тем более. Будь ты хоть любимица ректора, лучшая фехтовальщица академии и племянница столичного начальника внешней стражи – подтасуют жеребьёвку, выставят против тебя двухметрового детину с бугрящимися мышцами и рожей матёрого уголовника… А детину потом красиво отделает в финале смазливый мальчик с хорошей родословной.

Шквал аплодисментов. Море комплиментов. Глава Восточного совета господин Сайон айр Нермор обнимает сына и оплачивает всей академии праздничный ужин. Восторженные девицы первого года обучения выстраиваются в очередь, чтобы поздравить победителя и попытаться отодрать на счастье клок его рубашки. А новоявленный герой радостно улыбается, но, едва завидев меня, отводит бесстыжие голубые глазищи в сторону.

Помню, я тогда жутко обиделась и влепила ему нехилую пощёчину. Парень рефлекторно замахнулся дать мне сдачи, но в последний момент сдержался, обозвал истеричкой и, круто развернувшись на каблуках, промаршировал в направлении пищащих от восхищения поклонниц. Девчонки смотрели на него как на бога. На меня, соответственно, как на святотатца. Это же надо было такое придумать – поднять руку на красу и гордость академии…

Но как только «краса и гордость», потирая щёку, скрылась за углом, я отвесила оплеуху уже себе. Неужели нельзя было сдержаться? Ну перетерпела бы немножко, позлилась в сторонке… В крайнем случае, поругалась с Глюком или побилась головой о стенку… или о Кьяло. О Кьяло, пожалуй, даже лучше – он мягче, и на лбу синяков не останется. А то негоже княжне ходить с побитой физиономией. А тем более негоже давать волю эмоциям при посторонних.

- Неужели я и вправду истеричка?

Вообще-то вопрос задумывался как риторический, но лёгкий на помине Кьяло неслышно возник за спиной и недоумённо поинтересовался:

- Кто тебе сказал такую чушь?

- Флай, - буркнула я. И тут же пожалела об этом, потому что лучший друг немедленно сжал кулаки и двинулся следом за моим обидчиком. – Но он не хотел, честное слово. Он совсем так не думает, он не это имел в виду.

- А вот пусть он мне сам это теперь объяснит.

- Ну какая разница, что человек ляпнул не подумав? Я тебя вот тоже как только не обзывала. А ты меня стервой несколько раз, и что теперь?

- Я - это я. А он – высокомерный кретин и бабник. И давно уже должен заплатить за своё поведение.

- Он заплатит, но потом. Кья-а-ало, ну остановись ты уже! – Я ухватила парня за пояс и попробовала затормозить движение. Ну да… По-моему, он даже не заметил помехи. Этому медведю все мои старания, как локомотиву – шлагбаум из бумажной салфеточки. – Ну куда тебя несёт, а?

Кьяло всё-таки остановился, безо всяких усилий отцепил меня от своего ремня и с убийственной честностью ответил:

- На конюшню.

- Эээ… Так она же в другой стороне.

- Зато главный мерин именно в той, куда иду я. И сейчас я ему копыта пообломаю, гриву повыдёргиваю и хвост отрежу!

- У него хвоста уже несколько лет нет, нечего отрезать-то, - попробовала я достучаться до здравого смысла взбешённого парня.

- То есть по поводу гривы и копыт возражений нет?

- Есть! И вообще… Ну он же лично тебе ничего не сделал. Да, он меня обидел. Но только меня, понимаешь. А я его прощаю. Вот такая я сегодня добрая и заботливая. Всё, инцидент исчерпан!

- А зачем он тогда в меня стрелял?

Ну всё! Пошли дела минувших дней, преданья старины глубокой. Всё же парни – странные существа. То спокойненько так общаются, даже выгораживают друг друга перед преподавателями, если вдруг припрёт. То собачатся по десять раз на дню, припоминая все стародавние обиды.

- Так метился-то он не в тебя!

- Но попал-то именно в меня! Чуть не убил, между прочим.

- Убьёшь тебя, как же… Разве что с башни сбросить. На вертикально стоящее копьё. А потом к ногам привязать каменюку покрупнее и отпустить на волю волн где-нибудь возле Главных ворот. Да и тогда, наверное, всплывёшь…

- Я просто поражаюсь, как ты меня любишь, - вздохнул Кьяло. Но было видно, что злость на Флая у него уже поутихла. Совсем, конечно, не прошла, но неорганизованного мордобития  в тот день избежать удалось. И на следующий день. И через месяц тоже…

Короче, полгода спустя, когда стало известно об очередном турнире, я глубоко задумалась. Вопрос участвовать или нет даже не вставал. Поединщиков на несколько дней отпускали с занятий, давали в столовой добавку, разрешали вставать и ложиться спать не по графику и вообще позволяли всякие приятные вольности. Но вот надо ли стремиться к победе, или и так сойдёт?

Можно, конечно, расшибиться в лепёшку и занять второе место… И даже попасть на Большой турнир – настоящий, престижный, с призами… И торжественно проиграть первый же поединок, потому что силы к тому моменту уже кончатся. Как, собственно, и случилось в прошлый раз с нашим золотым мальчиком, Флайяром айр Нермором.

Тем самым, который почти три года назад имел честь возить меня на своей роскошной конской спине.



Екатерина Шашкова

Отредактировано: 05.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги