Далекие звезды 2. Выбор

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 7

   Встреча с Элиотом далась мне с трудом. Это был последний человек, которого я бы хотела видеть.

   Давний друг моего отца сидел за столом в пустой комнате. Мы с мужем сели напротив. Вгляделась в мужчину. В данный момент он не был похож на бравого самоуверенного адмирала. Поникшие плечи, взгляд опущен, между бровей залегли глубокие морщины. Мне не понятна эта реакция. Элиот ведь победитель. Получил от жизни все, что хотел. Стыд? Сомневаюсь. Да и поздно уже стыдится.

   - Мистер Финчер, - Рикер решил, похоже, нас с адмиралом выручить, и первым начать разговор. Правда, тон, каким был начат мужем разговор, не обещал собеседнику ничего хорошего. Хорошо, что в этот раз не я явлюсь объектом этого злого настроя. - Мы пришли поговорить с Вами о сложившейся ситуации.

   Да, об очень щекотливой ситуации. С одной стороны мы под каблуком Элиота, незаметно подобную ему фигуру не устранишь, и не заткнешь. И законы Союза на стороне адмирала. С другой - хозяин тут Рикер, и свои интересы он поставит выше всего, и может пойти на крайние меры, но не хотелось бы.

   - Я понимаю, - Финчер прямо и твердо посмотрел на Рикера, в мою сторону он, казалось, смотреть боялся. - И представляю о чем. Вы можете не волноваться. Я никому ни о чем сообщать не стану. Более того, в последние годы я принимаю меры по отбеливанию имени семьи Аддингтон.

   - Мели - Элиот, замявшись, несмело заглянул мне в глаза. - Еще пару лет, и тебе не нужно будет скрываться. Сделаю для этого все возможное. Знаю, что события, виновником которых я стал ужасны. Такое невозможно простить. Я не сразу осознал, то, что сделал. Изначально я и не этого желал. Во мне жила черная зависть. Да, я хотел дискредитировать власть твоего отца, унизить, растоптать его. Чтобы Рене перестала смотреть на него, как на божество, и наконец, обратила свой взор для меня. Ведь мы росли с твоей мамой вместе, наши семьи были одинакового достатка и общественного положения.

   Рене - моя мама. Красавица и умница. Ребенок высокопоставленных родителей. Наследница большого состояния, но угнетенная строгим воспитанием и ограничениями. Мама рассказывала мне о встрече с папой. Их как раз и познакомил Элиот. Представил ей своего друга по летной академии. Виктор - бродяга и авантюрист, он из рода, где все предпочитали карьеру исследователей и путешественников. Папа стал для мамы глотком свежего воздуха, он не был ограничен рамками, устанавливаемыми обществом. Отец позволял Рене все, открыв целый мир, никогда не пренебрегал, и не приуменьшал ее ум и способности. Ни к чему не принуждал и обращался, как с самым дорогим сокровищем. Родители мамы были против их брака. И тогда папа, с согласия мамы просто ее украл. Они сбежали. Это стоило бы папе всего. Карьеры, положения. Но обошлось. Спустя год родители вернулись на родину. Только уже вместе со мной. В дело вмешались папины родители, все же напомнив родственникам мамы, что Аддинтгтоны вообще-то тоже не последние люди в государстве, и то, что их отпрыск ведет полукочевой образ жизни, особо не озадачиваясь заработком денег, еще ничего не значит. Да и мамина родня, за время разлуки несколько смягчилась, решив, что пусть дочь живет, с кем хочет, лишь бы оставалась под их присмотром. Благодаря покровительству родственников, Виктора Аддингтона восстановили на работе.

   А Элиот тем временем все продолжал свою исповедь.

   - Позже, когда понял к чему все идет, было поздно. Но признаю. Даже тогда я все равно не захотел бы остановиться. Я хотел забрать тебя и Рене.

   - А меня зачем?

   - Тебе я зла не желал, и Рене не хотел еще больше расстраивать. Когда бы она смирилась и успокоилась, отослал бы тебя учиться куда-нибудь.

   Как же мне мерзко. Мелко трясет и тошнит от его слов. Рикер успокаивающе гладит по ноге, но мне от этого не легче.

   - Мелинда, я повторюсь, что прекрасно понимаю, что просить прощения бесполезно. Тем не менее, я безумно рад, что ты жива, и раскаиваюсь в совершенном. Я сделаю для тебя все, что попросишь. Ты очень похожа на маму.

   Не верю. Ни единому слову не верю. Сейчас передо мной сидит, казалось бы убитый горем человек, с мольбой заглядывающий мне в глаза, но Элиот не получит от меня облегчения своих грехов.

   - Единственное, что мне надо от тебя, чтобы ты сдох. И больше ничего. Я только внешне похожа на маму. Да, я прощать не собираюсь, и не умею. Как-то мстить не собираюсь. Все равно свое ты рано или поздно получишь.

   Я надеюсь, что во взгляд вложила всю накопленную во мне ненависть к этому человеку. Поднялась, обратившись уже к Рикеру.

   - Я еще здесь нужна? Если нет, я пойду.

   Супруг окинул меня задумчивым взглядом. Интересно, что конкретно из моей небольшой речи его зацепило? Может про то, что не умею прощать? Вероятно, муж думает, что для него это тоже может быть актуально. Хотя, помнится, когда-то я намекала Рикеру, что иногда прощать можно. Хм. Думаю, Элиота я когда-нибудь и прощу. Лет так через двести, при условии, что сам Финчер станет покойником.

   - Иди.

   Ух, как я зла. Да лучше бы адмирал плевался ядом и демонстрировал равнодушие, нежели это дурацкое признание. Деточка, я убил твоего отца, но маму то хотел оставить себе, сделав своей женщиной, а тебе бы пинка дал. Прости, я сожалению, что так не получилось. И все сказано вполне искренне. Голыми руками удавила бы!

   Не знаю уж, как и о чем конкретно договорились мой супруг и Финчер, но вроде бы установились тишина и перемирие. Уходить с должности Элиот не стал. Рикер же сказал, что пусть лучше адмирал будет тут под присмотром, чем вернется в Союз.

   Почему я не хочу отомстить за смерть родителей? Когда-то мне привили философию, что за любые свои плохие поступки человек покарает себя сам. Любая жизнь ценна мирозданию, и тот, кто нарушил планы вселенной, насильственно уничтожив чью-то жизнь, тем самым вырвав ее из цепочки событий, понесет за это наказание. Когда? Неизвестно. Возможно, даже только в очередном перерождении. Однако равновесие будет восстановлено. Я точно знаю, что все именно так, поэтому постараюсь никогда и никого не убивать. Только если вынудят обстоятельства. Например, самооборона, защита близких или тот же голод, например.



Виктория Свободина

Отредактировано: 26.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги