Дар Древнего Короля

Размер шрифта: - +

Глава 25

Первое яркое событие за последний час – земля.

Точнее, пол…

Если уж совсем конкретно - крыльцо таверны, где мы решили «поужинать».

Оно приближалось очень быстро. Я успела лишь тихо пискнуть.

Потом темнота.

Мягкая теплая ткань, пропитанная запахом мясной подливы. Я ощутила дурноту, стоило подумать об еде. Попыталась пошевелиться и отстраниться, но меня прижали крепче, не позволяя высвободиться из рук. Я сдавленно простонала, давая понять, что не могу дышать. Вроде хватку ослабили. Насмешливо фыркнули и понесли дальше.

Потом опять тьма.

Очнулась я у себя в хижине поздним утром. Голова раскалывалась. Слюна во рту стала вязкой, кислой…отвратительной. Язык прилип к небу от терзающей его жажды. Ощущая себя самым настоящим изюмом: высушенной и сморщенной от боли, - я перекатилась набок и попробовала встать. Мир крутанулся, будто гиря, подвязанная на веревке, и закачался. К горлу мигом подступила тошнота и чтобы ее сдержать, я уткнулась лицом в подушку.

- М-м-м! – вымучено простонала, позволяя себе выплеснуться, а потом резко вскинулась.

И снова рухнула в постель, почувствовав острую боль в висках.

Зато напряжение спало, когда поняла, что все-таки дома одна. Можно продолжать ныть и никто не осудит. Однако роль страдальца не для меня. Нужно вставать и привести себя в порядок, пока никто не пришел.

На мне была вчерашняя одежда, кроме корсета. Кто-то заботливый догадался его снять и повесить на спинку кровати. Кончиками пальцев я дотянулась до шнуровки и потащила на себя, чтобы осмотреть часть своего наряда. На мое счастье, корсет был цел, а вот рубаху не мешало простирнуть. Капнула на нее злосчастной медовухой, так еще всю ночь в ней проспала.

Вспомнив о вчерашней посиделке, я задумчиво уставилась на пятно солнечного света, льющегося из открытого окна на пол.

Так что же произошло? И как я попала домой?

Мысленно вернувшись в прошлое, я стала поочередно перебирать события. Вот мы покинули Обитель и по белоснежным улицам Дириама добрались до таверны, спрятанной среди постолюдинских домов. Снаружи она казалась неказистой, зато внутри была прилично убрана. Каменный пол, ровные стены из широких досок, редкие окна аркой, занавешенные плотными шторами. Круглые деревянные столики и стулья, вырезанные из крупных пивных боченков. Никогда не видела ничего подобного. Однако сидения оказались очень удобными и мягкими, благодаря тканевой обивке, обтягивающей округлую спинку, и небольшой пышной подушке.

В таверне ютилось много народу, что не удивительно. Как Змей говорил, здешние повара готовили замечательные блюда. Принесенное нам жаркое обладало крепким пряным ароматом. Мясо буквально таяло, наполняя рот сладким соком. Картошка масляная, румяная и мягкая, напитавшая в себя подливу и букет приправ, легко разламывалась языком, раскрывая свой богатый вкус.

- Эх…

Я печально вздохнула, с тоской вспомнив былое наслаждение. Сейчас же горло сдавило отвращение, а в животе протестующее забулькало.

Медовуха… Змей сам ее заказал, а Рив подначивал осушить бокал залпом, когда уверился, что я еще ни разу не пробовала ничего алкогольного. Естественно, я его не послушала и сделала первый осторожный глоток.

Он показался очень сладким в то же время пламенным. Язык защипало, и по горлу потек жар, оседая приятным теплом в животе. Щеки вспыхнули от необычного ощущения, а во рту осталась сахарная вязкость. Сразу же захотелось выпить еще, собственно, что я и сделала.

Напиток мне очень понравился, однако его коварства никто не отменял. Поначалу даже не заметила, как опьянела. Стала чаще разговаривать, а потом и вовсе поспорила со Змеем, что в отличие от Рива смогу его одолеть. Правда, не уточнила как именно. Тогда наставник с присущим ему ехидством придумал нам соревнование.

В таверне особо не разгуляешься, потому он предложил решить кто из нас удачливее монеткой. Банально и подло, учитывая талант Змея к чувству баланса. Условия игры оказались такими: я выбираю сторону, а наставник кидает истон. Рив и Талина тут же запротестовали, раскусив его замысел, и вызвались сами разыграть монетку, чтобы никто не смог смухлевать.

- «Мир», - выбрала я аверс истона, где изображена сфера в ладонях.

- «Власть», - со скучающим видом отозвался Змей.

«Властью» называли реверс монеты. На дираме то была корона правителя Сарема угловатая и высокая, выкованная из тонких золотых нитей, куда вплели капли-рубины. А на истоне чеканили диадему Рейнары, выплавленную из серебра и с россыпью сапфиров.

Монету кидал Рив, посчитав, что охмелевшая Талина могла перестараться с броском. Уже через секунду с кристальным звоном истон ударился о стол и закрутился на ребре. Мы все придвинулись ближе, сгорая от любопытства, кто же окажется победителем. Но произошло неожиданное. Монета так и замерла на краю.

Только-только Рив собрался объявить ничью, как Змей бахнул по столу кулаком, и истон упал «властью» вверх.

- Я выиграл, - довольно заявил наставник под наше возмущенное «Эй!».

Его липовую победу никто не признавал. Когда протест достиг своего апогея, Змей пообещал, что мы еще непременно сочтемся. Поймав его на слове Тали, Рив и я успокоились. Вчетвером заказали еще по кружке крепкого. А потом…

Потом была музыка.

Я пыталась научиться танцевать.

И…

Испепели меня Истин.

Я закрыла ладонями лицо, вспыхнув пламенем стыда. Если память не изменяла, то мы, в самом деле, танцевали. Все кроме Змея. Этот куда-то улизнул под всеобщий шум, и больше я его не видела.

Рив, который на протяжении всей дороги обижался на людей, что те на него глазели и хихикали, в таверне возымел успех. Женщины,удивленные столь любопытным обликом парня, так и льнули к нему. А Ривару их внимание было только в радость. Он хвалился, что его лучший друг придумал замечательное мыло, благодаря которому теперь каждый мог стать особенным и неповторимым. Столько восторженных девичьих воскликов даже Яр вокруг себя не собирал в приграничном поселении. А он был еще тем дамским угодником.



Роксана Полякова

Отредактировано: 14.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги