Дар Древнего Короля

Размер шрифта: - +

Глава 39

Нас собрали на площади, где вчера проходили Игры. Ливиона отнесли дворцовым алхимедикам. Он не кричал, когда Биг и Маврик его поднимали, даже не стонал, а только хрипло и прерывисто дышал. На голове его появились проплешины, а уцелевшие локоны медового цвета торчали неровными клочками. Кожа взбугрилась. Стоило ее коснуться – отслаивалась, оставляя уродливые раны. А сколько парень потерял крови – подумать страшно. Никто не верил, что он выживет. Но поговаривали, будто дворцовые доктора творили и не такие чудеса.

Я стояла на коленях перед старшими: Иригосом и Клаврисом. Нас окружили плотным кольцом асигнаторы и ученики. На их лицах читались разные чувства, начиная с осуждения и заканчивая состраданием. Кто-то думал, я намеренно швырнула Грас и Лива в купол, а когда заметила Клавриса, ринулась их спасать, чтобы выставить все, как несчастный случай. Но были и те, кто верил в мою невиновность. И знали – я бы не посмела намеренно ранить или убить учеников Обители.

Например, Форс. Он как и Змей, не скрывал негодования. Сжимал и разжимал огромные кулачища. Неотрывно следил за старшими.

Все ждали возвращения Маврика и начала суда. Я опустила голову, прячась за волосами от чужих взглядов. Если с толпой зевак мне это помогло, то пронзительный взор Клавриса проник бы и через тысячу стен. В нем не было осуждения или ненависти. Даже желания убить, чтобы отомстить за Грас. Клаврис мысленно дюйм за дюймом заковывал мое тело в ледяной плен, чтобы потом сдавить и расколоть. Без цели получить удовольствия. Без желания возмездия. Потому что просто хотел.

- Вы не можете ее наказать, - не выдержал Змей гнетущего бездействия и тихого жужжания толпы.

Я испуганно вскинулась и оглянулась на своего наставника. Он выступил вперед всего на один шаг, а Талина уже была напряжена и готова в любую секунду его задержать. Ривар стоял неподалеку и неотрывно смотрел на меня. На его лице была серая тень, а привычный радостный блеск голубых глаз сменился бездной, готовой поглотить любого неугодного.

Тихий людской шум быстро стих, стоило Змею подать голос.

- Ты еще успеешь высказаться, - тоном, от которого на зубах захрустел иней, произнес Клаврис. – А сейчас помолчи.

Губы Змея дрогнули, на мгновение показав оскал. Наставник собрался было шагнуть, но замер, когда Тали схватила его за локоть. Почувствовав препятствие, он медленно посмотрел на руку женщины, а потом заглянул ей в лицо. Тали побледнела от ярости, которая на нее обрушилась. Пальцы женщины разжались, выпуская Змея, а ее горло шевельнулось от напряженного глотка. Однако желаемого она все же добилась. Мой наставник остановился.

Потеряв интерес к напарнице, серый взгляд мужчины метнулся на меня. В нем отчетливо читалась угроза.

Угроза тому, кто посмеет ко мне приблизиться.

Я видела в глазах Змея стальную уверенность. Решимость и желание защищать несмотря ни на что. Ему было плевать, виновата я в смерти Грасдис и увечьях Ливиона или нет. Он без сомнений ступит ту же тропу, которая вела меня к смерти.

Я отвернулась, вновь уткнувшись взглядом в свои колени, которые уже болели от впивающихся в них камней. Было горестно и отвратительно на душе, не от смерти Грас, а от того, что наставник твердо готов пожертвовать ради меня жизнью. Он до последнего не хотел брать учеников, понимая, какая ответственность взвалится на его плечи. Однако, повстречавшись со мной, сделал исключение. Спас меня, многому обучил, подарил желание жить и позволил стать сильной. А чем ему отплатила я?

Что я сделала для Змея?

Ничего.

Лишь опозорила. Нагрубила и подвергла наши жизни опасности.

 «Хвала тебе, Рей, - едко подумала. – Постаралась на славу».

Маврик вернулся, когда закатные лучи окрасили небо в насыщенный розовый цвет. Сообщил Иригосу и Клаврису, что алхимедики смогли остановить разрушение тканей Ливиона и он будет жить, но навсегда останется калекой. Парень больше не сможет продолжать обучение. И асигнатором ему не быть.

Суд начался и первым выступил Клаврис:

- Уже как десять лет никто не попадал в купол, - обратился он к присутствующим. Но сегодня все изменилось. Моя ученица мертва, а подопечный Маврика серьезно ранен.

Голоса присутствующих разом смолкли, а взгляды замерли на старшем асигнаторе. Тот иронично ухмыльнулся:

- Ученица Змея толкнула их за черту.

- Рей защищалась, - поправил его Змей.

Клавриса говорил двусмысленно, словно специально создавал впечатление, будто я желала убить Грасдис и Ливиона. На самом же деле все было иначе. И он это знал.

- Когда новобранцы приходят в Обитель, мы всегда предупреждаем об опасности храма, - взял слово Маврик. - Тем более о наказаниях. Вы все знаете приговор Обители, для того, кто посмел убить товарища.

 «Смерть – плата за смерть», - мгновенно прозвучал в моей голове голос Грасдис.

Да… Мы знали.

Следующим заговорил Иригос:

- Не будем делать поспешных выводов, - поднял он руки, призывая присутствующих к тишине, когда те зашептались взбаламученные Мавриком. А потом мягким голосом обратился ко мне: - Рей, расскажи нам, что случилось?

Сглотнув вязкую от волнения слюну, я перестала украдкой выглядывать и неспешно подняла голову. В отличие от Маврика и Клавриса, Иригос был настроен благосклонно. Я это знала. Я это чувствовала. Мужчина не скрывал желания мне помочь, потому, когда начала говорить, смотрела только на него. И выложила все без остатка.

- Я не хотела их убивать, - произнесла в конце надломленным голосом. – Я не…

- Достаточно, - прервал меня Маврик. - Мы услышали, что хотели. Клаврис, ты был там, когда возник конфликт. Подтверждаешь ее слова?

- И нет, и да, - покачал он головой. – Я видел лишь окончание потасовки, но кто напал первым - не знаю.



Роксана Полякова

Отредактировано: 14.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги