Дар Древнего Короля

Размер шрифта: - +

Глава 49

Я старалась не останавливаться. Почти два дня скакала без перерыва, меняя лошадей. Беднякам старалась платить, а зажиточным показывала медальон Ривара, держа его за цепочку, потому что тот постоянно грелся. Увидев знак асигнатора, люди давали все, что требовалось: лошадь, еду, ночлег.
В первом же поселении, где довелось обзавестись новым жеребцом, коня Ливиона потребовала вернуть обратно в Обитель, предупредив, что следом придут другие асигнаторы. В чем сомнений не было. Рив и Змей отправятся за мной во что бы то ни стало. Чувствовала это, потому спешила. Ночевать старалась с торговцами, чтобы не стоять на месте. Выбирала в тавернах тех, кто не брезговал путешествиями в сумерках, платила и спала в телегах. Правда, бывало приходилось отдыхать в трактирах. Тогда я оставалась не дольше чем на пять часов. Поесть, помыться и отдохнуть. Просила разбудить с первыми лучами рассвета, забирала новую лошадь и бежала дальше. Молилась, чтобы меня не догнали.
Чтобы успела к сестре.
Миновав Тормир, я остыла после всплеска злости и обиды. Даже на мгновение пожалела о своем побеге. Ведь, что могла сделать одна девушка с мечом против армии разрушителей? Ничего. Лишь погибнуть. Но вернуться с повинной я тоже не могла. Бежала лишь с мыслью, что не ошиблась. Только воспоминание о посмертнице убеждали в обратном.
Однако в пути до границы я перестала колебаться, когда услышала разговор между двумя странниками. Подвипившие они обсуждали последние события постового поселения. Оказалось, Эльму похитили прямо из-под носа стражей. Как это вышло – никто не знал. Все были в растерянности и беспомощно разводили руками, пока разрушители требовали в обмен на ее жизнь привести троих людей, подозрительно похожих по описанию на меня, Змея и Талину. В частности тем, что простолюдины и торговцы часто заикались про «бабу с молотом». Тут не трудно было догадаться. Но Райг не пошел на сделку и отдал приказ истребить всех прокаженных. Следовательно, пожертвовать Эльмой.
Тогда я со злости разбила глиняный стакан с элем и потребовала у трактирщика коня. Немедленно. Тот особо не возражал, а я вновь отправилась в путь, предварительно заплатив за беспокойство. Стало стыдно за свою несдержанность.
Вместе с отчаянием появилась и крупица надежды. Если отправят войска уничтожить разрушителей, то я смогу подобраться к сестре за их спинами и освободить ее. Если успею. Потому должна поторопиться. По слухам сражение должно было начаться, как подтянутся асигнаторы и последний взвод стражей.
Желание правителя пожертвовать Эльмой не единственное, что меня поразило. Отдыхая в трактире Кряжа – соседнего с Ардом города, я услышала песню. Ту самую, которую напевал Тогриан, когда лечил меня:
"Наливай же ты скорей
Чару радости моей.
Пусть разгонит в жилах кровь
И подарит мне любовь..."
 Звучала она не из уст жителей, а стражей. Это удивило и насторожило, но не достаточно, чтобы всерьез забеспокоиться. Тог мог услышать песню от Змея или Талины. Потому лишь понаблюдала за поющим и теми, кто поддержал его хором. Ничего необычного. Простые стражи.
До Арда я добралась за три недели вместо четырех. Но перед тем, как пересечь безопасные границы Сарема, позволила себе отдохнуть дольше и восполнить силы. По иронии судьбы мне досталась та же комната, где мы со Змеем ночевали. С горькой ухмылкой я рухнула на светлую мягкую постель и почти сразу отключилась. Не было времени горевать и переживать. К тому же, я успела немного успокоиться. С приближением Границы воспоминания об Обители бледнели, и я снова становилась воином, обремененным долгом. На этот раз не перед страной, а семьей.
Утром я проснулась от жара медальона под подушкой. Со временем сообразила, что так можно понять, насколько близок был Ривар и остальные. Чем горячее, тем скорее следовало собираться. В итоге я покинула трактир почти скразу, как раскрыла глаза, и устремилась на пегом жеребце к стене. Обгоняя ветер, убегая от тех, кто были моими друзьями. Любимыми.
Сердце все еще отдавалось колкой болью от воспоминаний. Особенно о Змее. Как он стоял ко мне спиной, и его кулаки сжались, когда женщина что-то сказала, а потом поцеловала. 
Иногда я сомневалась, правильно ли все поняла. Но закрывая глаза, чувствовала жгучую обиду и переставала думать. Не сейчас, когда жизнь сестры в любую секунду могла оборваться. Мне нельзя колебаться, только идти вперед, отринув чувства.
После тренировок с Клаврисом во мне появился стержень, который не позволял сломаться. Истязания, запугивания и грубость асигнатора помогли повзрослеть тому ребенку, что все время жил в моем сердце. Теперь я понимала. Чувствам нет места не только в мире Клавриса, но и моем.
Когда я подъезжала к стене, то невольно поразилась ее мощи, хоть и видела не в первый раз. Все люди, что сновали возле нее, казались муравьями. Маленькими и хилыми, по сравнению с грудой камней и железа, что поднималась далеко вверх. Поразительно, как подобное чудовище смог воздвигнуть наш народ. Воистину созидатели.
Из серого камня, стена раз в семь превышала человеческий рост. На ее вершину тянулись длинные лестницы, по которым постоянно кто-то поднимался или спускался. А внизу, где стояли ряды деревянных домиков – ночлежек для стражей, находились ворота из черного закаленного металла. В них легко могла протиснуться конница шириной из четырех всадников.
- Проезд запрещен, - остановил меня страж – мужчина средних лет, со строгим видом и коротко стриженными темными волосами.
Я не стала тянуть время и достала из кармана медальон Ривара, покачав им перед носом воина. Тот сразу изменился в лице:
- Простите, не догадался. Сейчас вас пропустим.
Он громко свистнул, привлекая внимание молодого парня, стоящего возле громадных шестеренок, что приводили в движение груз и открывали ворота.
- Мне нужна информация, - поспешила убрать горячий медальон.
- Что именно вас интересует?
- Девушка, которую похитили разрушители. Она жива?
Мужчина с подозрением на меня посмотрел:
- Мы уже все доложили.
- Молодцы, - копируя надменный тон Змея, произнесла я. – И как давно?
- Две недели назад.
С моих губ сорвался презрительный смешок:
- Научитесь считать, - опустила взгляд на красную нашивку, что опоясывала правый рукав, стража. – Капитан. Дорога от Дириама до Арда занимает больше трех недель.
Тот мигом стушевался:
- Эм… Прошу извинить! – выпрямился он. – Что изволите узнать?
- Она жива?
- Со слов разрушителей – да.
- Есть предположения, где ее держат?
- Где-то за чертой границы.
- Требования менялись?
- Нет. Они все еще хотят тех людей, - он озадаченно почесал голову. - Или кого-то из них.
В этот момет послышался лязг петель и ворота приоткрылись, достаточно, чтобы могла проехать только я.
- Когда выступает армия?
Я сильнее стиснула зубы, чтобы случайно не выдать волнения.
- Да вот, - страж взглянул на небо. – Уже…
Не дослушав его, я сорвалась с места, даже не поблагодарив мужчину. А оказавшись снаружи, припустила коня галопом, следуя знакомой тропой, по которой когда-то ехала ловцом. Она пролегала через поля, светлую ясеневую рощу, и очередную вырубку. Лишь возле реки, на другом ее берегу виднелись деревья, где прятались мы, убегая от разрушителей. Но сейчас, я предпочла прямой путь.
Поселение, окруженное палатками, показалось уже через полчаса. Еще минут десять я до него добиралась и была задержана у подхода к стенам другим главнокомандующим. Заранее достала медальон, показывая его до того, как остановилась:
- Вы опоздали, - заметил мужчина. – Они уже выступили.
- Давно?
Спустя столько времени, я позволила себе не скрывать эмоций. Не знаю, что увидел на моем лице главнокомандующий, но он быстро залопотал, виновато подняв ладони:
- Ну, не совсем опоздали. Прошло не так много времени…
Его оправдания уже не были важны. Медальон Ривара больше не был мне нужен, потому осторожно его повесила на палец мужчины и произнесла:
- Отдашь синеволосому асигнатору.
Страж растерянно на него глянул, а я, пришпоривая коня, напоследок бросила:
- Скажешь «прости».
И позволила лошади пуститься быстрой рысью, пока главнокомандующий и его свита из десяти человек не сообразили что к чему.
Расставленные палатки, затушенные костры и прочая утварь бытия войск мешали передвижению. Конь спотыкался, приходилось чаще маневрировать, чем бежать. Но дальше меня ждало поле и пешком его преодолевать гораздо дольше.
Уже на полпути до армии стражей я услышала, как был отдан приказ в атаку. Боевой клич разрушителей, а потом заскрежетали звуки битвы. Первые клинки соединились в схватке. За жизнь. За смерть.



Роксана Полякова

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги