День Гондваны

Размер шрифта: - +

Глава 4

Так странно… Но доступна тайна.

Вот ветер в воздух пыль поднимет,

Так ты как будто бы случайно

На камнях прочитаешь имя.

 

 

На следующий день Фабиус повел гостей в храм Матери Мира, когда в нем не совершалось обрядов. Они прошли невысокий и короткий портал, и показалось, что потолок взмыл вверх и удалился от них так далеко, и невозможно было его разглядеть. Свод храма все устремлялся и устремлялся ввысь, пока не сходился в одной точке. Узкие окна в вышине, казалось, светились синевой.

— А я увидел перед входом львов. Зачем они? — спросил Сатх.

— Скажем так, это память о древних верованиях нашего народа. Племена были многочисленны. Сколько племен, столько и вер, — ответил Фабиус. — Давно неизвестный скульптор высек эту царственную пару, когда создавался город богов. Кстати, львы есть не только у храма Матери Мира, но и у храма Солнца, и храма Матери-Земли. Так вот, считалось, что львы это особенные животные. Когда они умирают, их души становятся стражниками на дорогах, ведущих в иной мир. Пара животных это как врата между двумя мирами. Звери охраняют покой живых, не давая душам умерших без спроса проникать сюда. Не знаю, что точно хотел сказать скульптор, но изваяния предупреждают нас: вы сейчас пересекли границу между этим миром и тем, вы входите в сферу общения с иным.

Хайм и Сатх осмотрелись. Их внимание привлекла статуя Матери Мира. Учитель Длаз удивился, но не столько высоте изваяния, — оно оказалось в четыре человеческих роста — сколько неестественной белизне его. Это не мог быть мрамор. Хайм подошел ближе. Матерь Мира одета в хитон, полностью закрывающий фигуру, часть ткани подобно капюшону закрывает голову. «Почему автор этой скульптуры изобразил ее именно так? — удивился Длаз. — Подобным образом люди кутаются при непогоде, когда, например, идет дождь…».

Но затем Хайм решил, что ничего удивительного в этом нет. Чтобы изваять богиню скульптор ищет прототип среди смертных. Наконец, мастер находит девушку, тот идеал, который навеки и запечатлевается в камне, глине, дереве и ином материале.

Вот эта скульптура богини, застывшая на века, обыденна. Ее тонкие и изящные пальцы придерживают край материи у подбородка. Правая рука чуть приподнята, будто она вот-вот собирается сделать жест приветствия или прощания. Фигура и поза проста, нет величия и надменности. «Да, сомнений нет, — решил Длаз, — земная девушка послужила прообразом».

— Удивительный материал, — заметил он.

— Будто из молока, — сказал Сатх.

— Вовсе не из молока, — улыбнулся Фабиус.

— Но тогда что? — удивился Длаз. — Можно подумать, что это полудрагоценный камень, но откуда нашли столько камней? И как мастерски пригнали и отшлифовали их? Откуда удивительная белизна?

— Слоновая кость.

— Не может быть. Это слишком чисто даже для нее, да и…

— Кость для изваяния богини была привезена с северного полуострова. Здесь ее отбеливали, вымачивая в растворе, отчего кость становилась податливой, как гипс. Секреты мастерства ревностно хранят скульпторы, поэтому, как они сделали это, я не смогу сказать.

Стены храма слева и справа от входа исписаны рисунками: множество человеческих фигур, фигур богов, очертания травы, деревьев, животных, звезд, солнца, луны.

— А это, — произнес Фабиус, заметив заинтересованный взгляд гостей, — мистерия времен, события, свершившиеся много лет назад. О них можно прочесть в «Книге Начал». Смотрите, вот эти самые верхние рисунки показывают величайшее событие в мистерии: рождение времени из Хаоса, а из времени — явление Матери Мира.

Гости увидели небрежные мазки угольной краски — изображение Хаоса, в котором пульсирует розовый бутон — так возникло время. Из сердцевины цветка вышел золотой луч. По нему, как по дороге, идет женская фигурка лилового цвета — это великая богиня.

— Я увидел закономерность, — произнес Хайм Длаз. — Левая стена от входа — начало мистерии. Рисунки скользят по поверхности, будто огибают храм и заканчиваются здесь, справа от входа. Правда, вот здесь художник разметил камень, но не дорисовал, почему? Он не завершил работы?

— Завершил. А пустое место — символизирует будущее. Оно еще не наступило и не доступно взору мудрецов. Кто победит в вечной войне Хаоса с Матерью Мира, не известно. Сражение будет длиться вечно, ибо вселенная так устроена: единство и борьба противоположностей.

— Но любая война заканчивается. Для нас эта борьба кажется вечностью в сравнении с мгновением человеческой жизни. Но что имеет начало, то имеет и конец.

— Господин Длаз, вы посягнули на то, что даже я сам у себя боюсь спрашивать. Что будет, когда Матерь Мира победит окончательно? А вдруг у Хаоса получится вернуть все к довременью? Думаю, истории тогда не будет. Трудно помыслить, правда? Давайте не будем об этом говорить. Но скажу напоследок. Я бы хотел победы света, но возможно ли такое?



Евгений Пышкин

Отредактировано: 18.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться