День Гондваны

Размер шрифта: - +

Глава 10

Триумф. Что скажешь ты о нем?

Триумф? Скорее уж паденье.

Я видел страшное виденье,

Как ночь настала ясным днем.

 

 

Первый вельможа попросил аудиенции, и вечером он был приглашен в тронный зал властителя.

— Я слушаю тебя, — сказал Ган-Дион-Тир. — Что ты хотел обсудить?

— Вопрос стар, как мир, властитель. — Тень заискивающего взгляда чуть коснулась Дион-Тира. — Мое дело касается Мирны и Биона, твоего племянника.

— Подозреваю, о чем будет речь.

— Вы как всегда проницательны. Я хочу говорить о сплетении их судеб.

Ган-Дион-Тир остановил блуждающий взгляд на вельможе, и в черных зрачках застыло тревожное пламя.

— Амат, к чему торопиться? Я считаю, нет необходимости подгонять события. Всему свое время. Так ведь?

— О да, властитель. Вы как всегда правы. Я знаю, мы не раз обсуждали сие, но это были лишь слова, слова и только слова, и сколько прошло времени с тех пор, не помню…

— Погоди, я не забыл о твоем желании, но видится мне, ты хочешь обсудить детали этого предприятия? Не так ли?

— Безусловно. — Легкий поклон верховного вельможи теперь был в глазах властителя чересчур вычурным. Ганн-Дион-Тир привык к подобострастному отношению подданных, но этот поклон отвратил от дальнейшей беседы.

— К сожалению, сейчас я не расположен к пространным речам и долгим умствованиям, но жду тебя завтра в это же время. Обещаю перед аудиенцией обдумать детали сего важного для меня дела и изложить мысли.

— Властитель, мне хотелось бы получить гарантии…

— Гарантии? — удивленно переспросил Ган-Дион-Тир, а в сознании мелькнула мысль: «В своем ли он уме?» — Странные речи, очень странные. Но поясни, что ты имеешь ввиду?

— Гарантии, что свадьба все-таки состоится.

— Ах, вот оно что… Даю тебе слово властителя Гондваны, так и будет.

— Благодарю, господин.

Амат Нэй поклонился, сделал два шага назад. Еще поклон. Он развернулся и ушел. Его шаги гулко прозвучали в тронном зале, и, когда первый вельможа скрылся за дверью, властитель настороженно вслушался в тишину. Она принесла тревогу. Слишком искушен во власти Амат Нэй. Хоть и скрытен, но Дион-Тиру стало ясно: речь о свадьбе он затеял не на пустом месте.

Пару минут спустя, в зал буквально влетел Бион. Он в нетерпении остановился перед троном, готовый сорваться вновь бежать куда-то.

— Дядя! — выкрикнул он.

— В чем дело, племянник? — Властитель встал и чеканно произнес: — Ты забываешь о приличиях. То, что ты наследник, не дает права нарушать церемонии. Да, сейчас нас двое, но все же уймись, соблюди приличия и говори, чего ты хочешь?

Бион немного успокоился. Обуздав чувства и мысли, он перевел дыхание и сказал:

— Властитель, вы дали гарантии, дали свое слово…

— Так ты подслушивал?

— Да. Я молчал до сего момента, а теперь прошу, выслушай меня. Я не займу много времени.

— Ну, говори же.

Ган-Дион-Тир сел.

— Я не желаю жениться на Мирне.

— Но, Бион, что за блажь родилась в твоей голове? Она прекрасная девушка, и душой и телом. Что мешает? Может, дело в тебе? — с опаской спросил властитель.

— Нет. Со мной все в порядке. Да и дело даже не в ней! Куратор просто хочет занять твое место. Только это и беспокоит меня.

— В последнее время я стал замечать, что первый вельможа чересчур серьезно обеспокоен свадьбой. Соглашусь с тобой. Да, он спешит почему-то. Порой кажется, что у него это превратилось в навязчивую идею, будто ширма перед глазами, и он кроме этого союза двух сердец никаких дел и не хочет знать. Но что ты предлагаешь? Его политическая репутация безупречна… Знаю, знаю. Экспедиция. О ней ни слуху, ни духу. Но подумай здраво, куратор только организовал, но не руководил ей. Так как на судах есть капитаны, то в большей мере ответственность за исход предприятия лежит на их плечах, поэтому странно предъявлять верховному вельможе претензии. Так что, если у тебя имеются доказательства его государственной измены, или не надлежащего исполнения дел, то предоставь их мне, я не запрещаю.

Властитель опять встал. Ему надоели собственные речи. Он решил, что бесполезно разубеждать племянника именно сейчас, потому как тот не в том настрое чувств, чтобы слушать здравые речи. Слишком вспыльчив, слишком эмоционален.

«Не знаю, какой из него будет властитель? Боюсь я за будущее Великой Гондваны. Кому я отдаю ее в руки?» — спросил сам себя Ганн-Дион-Тир.

Вот он, наследник, стоит перед властителем, вцепился взглядом и излучает недоверие.



Евгений Пышкин

Отредактировано: 18.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться