Девять дней волшебства

Размер шрифта: - +

День восьмой.

День восьмой.

Мы долго летели. Часа три, не меньше. У меня уже затекли и невероятно устали и ноги и руки. И я даже представить не могла насколько тяжело это дается Харту. И, несмотря на то, что это он ранен и тащил меня все это время именно я не выдержала первой.

- Харт, я больше не могу, давай приземляться. – попросила я, стараясь скрыть дрожь в голосе.

- Потерпи еще совсем чуть-чуть. Скоро будет подходящее место. – ровным успокаивающим тоном ответил Харт и поцеловал меня в висок.

Сколько же сил у этого мужчины? Он ранен, причем пострадала не только рука, но и крылья, и несмотря на это он летит уже несколько часов, неся еще и меня в придачу и при этом именно он меня успокаивает и просит потерпеть, а не я его. Действительно, какая же я слабачка в его глазах! 

Харт не соврал, минут через десять-пятнадцать мы действительно пошли на снижение и приземлились на довольно большой поляне рядом с озером, окруженным лесом. Слух сразу же уловил звук падающей воды, но в ночной темноте увидеть водопад не удалось. Что ж, это можно сделать и утром. А сейчас главное обработать раны Харта и отдохнуть.

Стоило Харту встать на землю и аккуратно опустить меня, как он свалился прямо на траву и явно не собирался шевелиться в ближайшее время. Мне самой понадобилось несколько минут, чтобы размять руки и ноги, ибо они не желали шевелиться тоже. Но расслабляться было рано, а потому я собрала волю в кулак и принялась за дело. Для начала достала телефон из сумки и включила на нем фонарь. Обе луны на небе скрылись за облаками вместе со всеми звездами, темнота была, хоть глаз коли. Потом сбегала к озеру и набрала чистой воды во флягу, которой разжилась еще по дороге в Раитмах. Вернулась к моему утопленнику и стала его мучить.

- Харт, мне нужно осмотреть тебя. Где у тебя раны?

- Все в порядке, Рина. Мне просто надо поспать. – сонным голосом отозвался лиссар. И хотя мне было его жалко, я не отстала. Успеет еще поспать, а если в раны попадет инфекция проблем потом не оберешься.

- Харт, это необходимо!

Этот гад даже не отреагировал. Но русские не сдаются! Сбегав до деревьев, я нашла несколько подходящих веток и установила их наподобие треноги, бинтом из аптечки примотав к этой конструкции телефон. Так что теперь у меня был свет и свободные руки. Следом я стала раздевать Харта. Надо отдать должное, с его новой одеждой было легче справляться, чем тогда на пляже. Верхняя куртка вообще снималась проще простого, у нее же даже рукавов не было, одни прорези. Жилетку я не стала снимать полностью, только расстегнула и проверила нет ли под ней ранений. Харт на мои манипуляции почти не реагировал, как мне кажется, из вредности.

Когда же я, не обнаружив более серьезных ран, занялась его рукой, лиссар стал тихонько постанывать и пошикивать. То, что он обозвал небольшим порезом на деле оказалось глубокой рваной раной на все плечо и часть предплечья, каким-то чудом вены были не задеты, иначе Харт давно бы умер от кровопотери. Все это мне, конечно, пришлось зашивать. Приятного мало, ничего не скажешь. Но Харт держался молодцом, и даже не дернулся ни разу.

Наконец я смогла с чистой совестью забинтовать лиссару руку. теперь следовало заняться крыльями.

- Харт, милый, тебе придется перевернуться на живот. – я погладила его по лбу, стирая пот.

Он не сразу ответил. Лежал с закрытыми глазами и не реагировал. Я даже подумала, что он потерял сознание.  Я провела ладонью по его щеке, большим пальцем очертив контур красивых губ. А потом не удержалась, наклонилась и поцеловала его. По тому, как резво он ответил на поцелуй я поняла, что лиссар очень даже в сознании. Но упрекать его ни в чем не хотелось. Хватит и так ссор.

- Прости меня. – проговорила я ему в губы. Пусть даже я и не считаю, что я одна виновата во всем, лучше первой попрошу прощения.

- И ты меня прости. Я наговорил лишнего. – тихо отозвался мой утопленник.

- Ты во многом прав, так что…

- Во многом, то есть не во всем? – Харт хитро посмотрел на меня, явно желая продолжить разговор на эту тему, но у меня были другие планы.

- Так, я смотрю ты оживился! Давай переворачивайся! Надо посмотреть, что там у тебя с крыльями. – для пущей надежности я стала сама пытаться его перевернуть и скоро он сдался.

А с крыльями дела обстояли не очень. Как следует их осмотрев и ощупав я обнаружила с десяток дыр, на подобие тех, что оставляет острый нож в хорошо натянутой ткани.

- Харт, эти дыры лучше зашить, или просто заклеить пластырем? – решила уточнить я. Раны не большие, всего два-три сантиметра, зато насквозь. А вдруг возьмут, да и не срастутся, если не сшить?

- Заклеить чем? – не понял меня лиссар.

Не вдаваясь в лишние подробности, я просто показала ему, что такое пластырь и как он работает. Харт нашел этот вариант более приемлемым, чем игла и нитки. Да уж, боль терпеть никто не любит, даже такие крутые мужики, как он.

Когда, наконец, с лечением было-покончено, я стала потихоньку собирать аптечку обратно в сумку, но Харт меня остановил.

Рина, ты охрипла. Тебе бы тоже не помешало полечиться. – какой, однако, внимательный!

Я охрипла от того, что меня душили. Я от этого лекарства не знаю. – призналась я.

Разве Мирим тебе не дал ничего? – удивился лиссар.

Дал, конечно, много чего, и заживляющую мазь в том числе. Но ее не так уж много осталось, после обработки твоих ран, думаю лучше ее поэкономить.

Не глупи, мажь горло! – тоном, не терпящим возражений, сказал Харт.

Пришлось повиноваться. Надо отдать должное Мириму, снадобья его действительно были волшебными. Мазь подействовала моментально. Шея перестала болеть, а горло садить. Голос ко мне правда, возвращаться не спешил, но это мелочи.



Виктория Дар

Отредактировано: 29.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться