Девять дней волшебства

Размер шрифта: - +

День девятый.

День девятый.


Я пребывала в странном состоянии дремы, когда вроде и спишь, но смутно воспринимаешь все, что происходит вокруг. Я чувствовала мерное покачивание, это Харт нес меня по лесу. Потом слышала тихий разговор. Какая-то женщина укоряла Харта, что он опоздал. А он говорил что-то вроде того, что начальство не опаздывает. Женщина, кажется, не впечатлилась строгим тоном что-то хмыкнула в ответ, что именно не дошло до моего сознания сквозь вату полусна.

Потом миг жуткого головокружения и тошноты вырвал меня из сладостной дремоты и выкинул в реальность. Я спрыгнула с рук лиссара и согнулась в три погибели, пытаясь не вывернуться наизнанку. Похоже это был переход через портал, вот только сейчас мне было гораздо хуже, чем даже в первый раз.

- Потерпи, сейчас пройдет. – Харт успокаивающе погладил меня по спине.

Но лучше не становилось. Наоборот, в голове все поплыло, перед глазами расползался серый туман, а в желудке происходила просто катастрофа. Тошнота подкатила к самому горлу, ноги подкосились, и я начала падать, теряя сознание.

Я снова была у Харта на руках. Я чувствовала его запах. Куда он опять меня несёт? Ох, как же плохо... Я то проваливалась во тьму, то медленно из неё выплывала, безуспешно пытаясь удержать сознание.

- Не могла помягче проложить? – возмущённый голос моего лиссара прорвался сквозь туман.

Что проложить? О чем они вообще?

- Ну знаешь ли! Я вообще-то лучший навигатор в стране! А эта видно совсем малахольная!

Голоса все отчетливей, звук шагов раздаётся гулким эхом.

- Меня всего пару месяцев не было, а субординация уже забыта?

- Прошу прощения, милорд. Позвольте уточнить, что Вас не было семь месяцев.

Все ещё жутко мутило, поэтому глаза было открывать просто страшно. Вдруг станет ещё хуже. Да и вообще шевелиться не хотелось. Так что я продолжала изображать умирающую на руках графа и слушать чужие разговоры.

- Я был занят. – могло показаться, что Харт оправдывается, но в голосе не было ни капельки вины. Лишь констатация факта.

- Не сомневаюсь. – никакого сарказма. Ну если только самую капельку. Я почувствовала, что Харт обернулся, видимо смерив собеседницу не самым приятным взглядом.

- Как Фейр? – видимо решил сменить тему Харт.

- Взрослеет, умнеет. Рвётся в бой, дабы наказать всех виновных в смерти его родителей. Он скучает по ним. Очень. Иногда мне даже кажется, что он начинает впадать в меланхолию. – было совершенно ясно, что эта женщина, кем бы она не была, весьма тесно знакома с принцем и испытывает к нему искреннюю симпатию.

- У него есть время скучать? – весьма жестко заметил крылатый, - Мне казалось, что режим, который я ему составил не оставляет подобной возможности.

- Вы слишком к нему строги, Ваше сиятельство граф. – упрекнула женщина Харта.

- Компенсирую недостаток строгости за все годы с его рождения. – невозмутимо парировал лиссар.

- Он потерял родителей! Есть в тебе хоть капля сострадания? – воскликнула собеседница крылатого, в негодовании не замечая, что снова перешла на «ты».

- Конечно есть, именно поэтому мы все тут и собрались, разве не так? Чтобы вернуть мальчику то, что у него отняли. Вот только когда мы этого добьёмся, я хочу посадить на трон лиссара, который понимает, что это скорее орудие пыток, чем мягкое кресло. Что с той минуты, когда на его голову ляжет корона, в его жизни вряд ли будут радость и счастье. Понимал и принимал это, как плату за власть, которой будет обладать. И чтобы не отыгрывался за это на своём народе.

Мне стало невыносимо жаль этого мальчика. Ведь что бы Харт не говорил, а самого главного ему уже не вернуть. Семью принца. И осознание того, что в будущем у него действительно мало приятного тоже не вселяло воодушевления. Хотя, кто знает.

Мне стало невыносимо жаль этого мальчика. Ведь что бы Харт не говорил, а самого главного ему уже не вернуть. Семью принца. И осознание того, что в будущем у него действительно мало приятного тоже не вселяло воодушевления. Хотя, кто знает, может он будет получать искреннее удовольствие от интриг, казней и войн. Ну и потом всякие королевские развлечения тоже никто не отменял. Чем-то ведь прельщает эта высочайшая должность такое количество народу во все времена и, как оказалось, во всех мирах.

- Вы не правы, граф. – прервала поток моих мыслей все ещё неизвестная мне женщина, - Шартрезард был счастлив с Риссарой. – это, видимо, погибшие правители, - Вы знаете это. И Фейра они очень любили.

- Далеко не всем королям так везёт в браке, как Шартризарду, Несс. – наконец-то я услышала имя собеседницы крылатого. - И вряд ли это можно назвать везением, ибо счастье его было не долгим. Отчасти, именно из-за Риссары. – в голосе Харта я заметила нотки печали.

- То, что Кризарис обозлился из-за её отказа и все это было из мести – лишь твои догадки. – возразила Несс.

- Он любил её… извращённой любовью. Я думал это сделает его более преданным, но ошибся.

- Давайте не будем лезть в грязь прошлых лет, граф, нам тут и в настоящем никак не отстираться.

- И это моя вина. – сокрушенно произнёс Харт. И столько боли было в его голосе, что у меня сердце сжалось.

- Нет, Харт, - Несс снова обратилась к нему на «ты», без напускного подобострастия, как старый и хороший друг, - В том нет твоей вины. И прошу тебя, давай оставим прошлое.

Некоторое время шли в молчании. Я успела даже задремать. Но скоро голос Несс вывел меня из этого Блаженного состояния.

- Так что же это за девица, Вы расскажете?

Харт не ответил, но судя по звукам шагов женщина обогнала его и заглянула в лицо, сделав выводы.

- О-о! Только не говорите мне, что у Рзартарихарта дис Гра-ат есть сердце?! – издевательски заметила она.



Виктория Дар

Отредактировано: 29.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться