Девятый

Размер шрифта: - +

Глава 3

Глава 3

Райский остров

 

Срок подготовки был не сказать чтобы очень уж впечатляющим, но ученик я невероятно способный (к тому же ужасно скромный) — успели многое. Я был готов к самым разнообразным сценариям появления ТАМ. Раскаленная пустыня и арктическая пустошь; жерло действующего вулкана и трясина; пыточный подвал — и радиоактивная зона в эпицентре термоядерного взрыва.

Я знал, как действовать в любой ситуации, но в действительности первое, что сделал в новом мире, — глупейше растерялся.

Шок отнял несколько мгновений на осознание ситуации — я пытался сообразить, куда вляпался, и одновременно торжествовал по поводу вновь обретенного зрения. Правда, зрение как-то не так работало… Сперва даже решил, что атмосфера здесь плотная, как кисель, потом, очередной раз хлебнув этого «киселя», понял — я оказался в воде.

Точнее, под водой. Это в каком же надо быть состоянии, чтобы не понять такого сразу?!

Я тут же хлебнул еще, а потом еще и еще, едва не заорав от ужаса и понимания того, что теперь новый доброволец получит мой номер, — это конец. Я ведь человек, а не подводная лодка. Хотя насчет человека погорячился — мало ли куда засунула мою родимую матрицу эта чокнутая нимфоманка: вдруг в самку орангутана? Интересно, что она там делает с моим еще теплым бренным телом?

Вбитые на занятиях знания не спешили подсказать мне выход из ситуации — я продолжал глотать воду и идти ко дну. Ко дну? Раз я вижу свет, значит, глубина невелика. Где источник света?! Быстрее!!!

Завертел головой и, лишь прижав подбородок к груди, увидел то, что искал: светящуюся поверхность водоема, подпираемую мачтами моих ног (на вид вроде вполне человеческих). Поверхность удалялась — я тонул, быстро уходя ко дну вверх тормашками.

Отчаянный рывок, переворот — и почти сразу ноги упираются в твердое: я достиг дна. Отлично, теперь от него оттолкнемся. Наверх… наверх… Грудь разрывается от боли, в глазах темнеет. Как глупо — преодолеть границы двух миров, чтобы утонуть в какой-то соленой луже. Уже почти ничего не вижу — это конец. Но почему-то продолжаю работать руками, на голом упрямстве, бессознательно. До крови закусываю обе губы — рот норовит распахнуться и сделать последний глоток. Тупое тело не понимает, что это будет не воздух, — оно просто работает на рефлексах.

Голова пробивает водную поверхность. Я уже мало что соображаю кроме главного: вот теперь наконец можно дать волю рефлексам. Легкие, затопленные, наверное, по самые бронхи, скручивает от боли, но в глазах почти сразу проясняется — кислород пошел. Не спеши — еще дыши и еще. Выкашливай эту горько-соленую гадость. И шевели руками — не позволяй себе расслабиться. Трофейный организм явно мечтает потерять сознание, а в мои планы это не входит.

Не успев продышаться окончательно, столкнулся с новой проблемой — резко скрутило живот. Рвота ринулась фонтаном — все та же вода, сдобренная редкими ошметками чего-то мерзко-бледного. Брезгливо отгреб от грязного пятна и только сейчас нашел в себе силы оглядеться. Точнее, просто взглянул вдаль. Там, расправив прямоугольник серого паруса, в сторону горизонта уходил корабль. Я видел лишь корму, что наводило на нехорошие подозрения: судно явно уходит от того места, где я оказался по прибытии. Нетрудно сделать второй вывод: я упал за борт… или мне помогли упасть.

Судя по тому, что разворачиваться корабль не торопится, скорее всего имеет место второе…

Человек я относительно спортивный, но с плаваньем как-то не сложилось. Нет, держаться на воде могу и даже стометровку способен прошлепать не совсем уж позорно-медленно, но вот переплыть море — не по мне. Тем более что атлетических талантов новое тело не демонстрировало: оно норовило потерять сознание, испытывало головокружение и уже начало подозрительно беспокоить усталостью в руках.

Зря я при давней беседе с врачом вспомнил о поездке к морю — накаркал.

Начинаю понимать, почему не выжили мои предшественники: слишком уж много всего на нас здесь наваливается. Обидно — добраться до нового мира, подняться со дна моря, и потом, побарахтавшись пару часов, все равно в этом море утонуть.

Зато Ваня будет визжать от радости — течение успеет унести меня далеко от места высадки, в область тех самых загадочных фоновых помех, и он будет уверен, что Девятый пережил перенос, после чего шустро почесал в сторону рынка: искать изотоп криптона для эталона метра и медную проволоку для резонатора.

Но если я посреди моря, то почему здесь так мелко? Судя по ощущениям, до дна в месте высадки было метров пять — десять. Ну нельзя же так тормозить, разом позабыв все, чему учили, и заодно врожденно вызубренные вещи: «шок первопроходца» не оправдывает столь глупого поведения!

Завертел головой и чуть не выругался — чуть позади, слева, тянулся берег. Остров или полуостров — полоска каменного пляжа темнеет в нескольких сотнях метров, а я, распоследний ущербный имбецил, даже не удосужился оглядеться сразу, уже почти себя похоронив.

Спасен!

Хотя не стоит торжествовать раньше времени — не удивлюсь, если в прибрежных кустах, поглядывая в мою сторону и облизываясь, замаскировалось стадо тех самых девятилапых овцеящеров. В этом мире меня не спешат баловать бонусами с порога — все больше гадости подсовывают.

Едва начав плыть, столкнулся с новой проблемой: мешковатая то ли рубашка, то ли куртка здорово стесняла движение. Возиться с непонятными завязками было неудобно — просто стянул ее через голову. Затем пришлось побарахтаться на месте, соорудив что-то вроде чалмы: бросить одежду жаба не разрешила.

Майки или ее заменителя на теле не оказалось — поплыл дальше уже быстрее (штаны не слишком мешали, а обуви не было). Волнения практически нет; течения не чувствуется; водичка не сказать чтобы как в ванне, но и не обжигающе-холодная. Это я сам себя начал потихоньку успокаивать, доказывая, что здесь не все так уж плохо.



Артем Каменистый

Отредактировано: 28.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги