Длань Покровителей 1. Земля избранных

Размер шрифта: - +

Глава 2.2 Когда птицы падают.

2

Семьдесят шестой день четвёртого сезона, год 327

Солнечный свет завладел миром…

Пронизывающие и такие горячие для конца четвёртого сезона лучи клубились в воздухе аудитории, нагревая его и делая похожим на парное молоко. Пёстрые блики плясали по беломраморным стенам; по дереву столов, что выстроились полукругом подле кафедры. Кантана недовольно сморщила нос. Плечи под накидкой покрылись каплями пота: того и гляди, загорятся ярким пламенем! Высшая мера Инквизиции, не иначе! Девушка не без зависти оглядела слушающих. Почти все сбросили с плеч накидки, и лишь непосвящённая Тилен сидела напротив, укутавшись в глухой чёрный палантин.

Говаривали, что до Возмездия Покровителей четвёртый сезон бывал холоден и дождлив. Что в лесах в первый месяц плодоносили грибницы, а деревья сбрасывали листву уже к середине второго. Кто знает, кто знает…

Размяв плечи, Кантана вернулась к записям. Вспомнить, о чём только что вели речь, оказалось невозможно. Монотонный голос Наставницы навевал дремоту. Казалось, что её слова начисто лишены смысла.

Как же хочется растянуться прямо за столом, покорившись порывам лени!

Луч лениво скользнул по ладони. Лиловые блики матового оконного стекла волочились за ним, обхватывая запястье браслетом. Солнце дарило ей настоящие аметисты! Кантана прикрыла веки, отгородившись от мира завесой ресниц. Если бы всё сложилось иначе в первые дни её жизни, она носила бы яркие фиолетовые одежды. Она имела бы право снять накидку, обнажив плечи. И непременно расшила бы подол платья яркими аметистами цвета вечерней дымки… Но у Покровителей были на неё совсем другие планы: они даровали ей угрюмый цвет вороного крыла, бесправие и горькие чёрные агаты.

Наставница вещала о роли женщины и мужчины в обществе, о сакральности Акта Великого Посвящения. Как бы лекции ни начинались, чему бы ни были они посвящены — истории или окружающей природе — заканчивались они всегда одним и тем же.

Усталый вздох вырвался из груди Кантаны. Она отчасти понимала, почему Наставнице так важно донести до них эту информацию. Девушки её возраста находятся в преддверии замужества, и многим из них скоро впервые придётся увидеть Акт Великого Посвящения. Некоторые из слушающих, правда, уже присутствовали на Посвящениях; но стоит ли объяснять, что всё будет совсем иначе, когда они произведут на свет своих дочерей? Ведь у Алтаря окажется не дядя, не брат, не муж сестры, а тот, кто стал для тебя смыслом жизни.

Губы Кантаны изогнулись в попытке подавить злорадную усмешку. Её-то это не коснётся ни коим боком! Хоть какой-то плюс непривилегированного положения.

Полуденное солнце снова заглянуло в аудиторию сквозь витраж, пролив капли цветных бликов на мраморную мозаику пола. Световые отблески задрожали, переворачиваясь в безумном танце, как стёклышки калейдоскопа. Подсвеченные крупные пылинки, кружащиеся над ними, походили на светлячков.

Сасси, расположившаяся по левую руку от Кантаны, повесила жёлтую накидку на спинку стула. Вальяжно расправив плечи, девушка кинула на Кантану победоносный взгляд. Её рот вяло шевельнулся, но Кантане не нужно было овладевать искусством чтения по губам, чтобы понять посыл. «Знай своё место» — вот всё, на что способен острый ум Сасси.

Кантана гордо показала обидчице язык и, будто бы ища поддержки, озарила Тилен задорным взором. Та с усердием покусывала губу, едва сдерживая смех. Бисеринки пота рассыпались по раскрасневшемуся от жары лбу Тилен, лицо походило на разваренную картофелину. Кантана осознавала, что и сама вряд ли выглядит привлекательно, но деваться было некуда.

Запах раскалённой книжной пыли обрёл невыносимую насыщенность; к нему примешивался аромат прелой древесины и мела. Воздух стал горячим, сухим и тяжёлым: каждый вдох давался невероятным усилием. Вот когда скучаешь по проливному дождю, по бушующим ураганам и звонким грозам!

Наставнице следовало бы закончить нравоучения и отпустить девушек из душного мраморного зала, но она, кажется, была увлечена рассказом настолько, что напрочь забыла о времени. Даже красавица Сасси, обычно с вожделением слушающая Наставницу и то и дело поддакивающая ей, уныло косилась в пол, накручивая на палец светло-русый локон.

— Женщина непосвящённая не представлена Покровителям, и именно поэтому они не могут поддерживать её магический потенциал, — подытожила Наставница, уставившись на Кантану. Она всегда смотрела на неё или на Тилен, когда говорила о непосвящённых, — При отсутствии поддержки Покровителей имеется высокая вероятность установления связи с деструктивными силами. Поэтому любая попытка непосвящённой женщины применять магию пресекается в зачатке и наказывается четвертованием и пожизненной ссылкой.

Кантана снова взглянула на Тилен, стараясь придать лицу насмешливо-высокомерное выражение. Тилен едва заметно подмигнула: уж она-то знала, что означает эта гримаса.

— На этом наша беседа закончена, — проговорила Наставница, складывая бумаги в кожаную папку. Она подняла на аудиторию бесцветные глаза, обрамлённые жидким ободком светлых ресниц, — Жду ваших вопросов.

Кантана нерешительно почесала затылок а затем осторожно подняла руку, разогнав облачко мелких пылинок. Сасси прожгла её дерзким, испепеляющим взглядом.



Мария Бородина

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги