Длань Покровителей 1. Земля избранных

Размер шрифта: - +

Глава 2.4 Когда птицы падают.

4

Каменистая дорожка змейкой извивалась меж пучков сухой травы. Одинокие кустики арники сиротливо дрожали у обочины: ураганы четвёртого сезона давно сорвали с них последние листья, и теперь вверх торчали лишь растопыренные пальцы голых веток. Лёгкий ветерок стелился по земле, шаловливо поднимая в воздух облачка сухой пыли.

Витые изгороди домов отбрасывали на землю глубокие кружевные тени. Ноги уверенно несли Кантану вглубь квартала: туда, где голубой лоскут неба сходился с противоположным концом тропы.

Острые углы крыш выплывали из-за деревьев, матово сверкая чешуёй черепицы, и тут же уносились назад. Лукаво сощуренные глаза мансард пристально следили за девушкой.

Родной дом было заметно за километр: он, как маяк, притягивал взгляд торчащей в небо серой башенкой. Декоративные решётки тёмной сеткой прожигали небесную лазурь; флюгер в виде стрелы описывал окружности, покоряясь забавам ветерка. Пожухший плющ поднимался по стенам дома до самой крыши, затеняя занавесом арки окон.

Ещё издали Кантана заметила на крыльце фигуру средней сестры Бессамори — Зейданы. Молодая женщина опиралась на кованые перила лестницы, будто ожидая кого-то. Недоброе предчувствие волной поднялось в груди Кантаны, окропило мурашками плечи: наверное, кто-то в округе тяжело болен. Зейдана имела хорошую репутацию среди жрецов, и за ней частенько посылали даже с противоположной окраины Девятого Холма.

Как в подтверждение догадки, Кантана заметила серебристый чемоданчик у ног сестры. Зейдана обычно брала его с собой на родовспоможение. Значит, Девятый Холм сегодня поприветствует нового жителя. И, если это будет девочка, простится с одним из мужчин семь дней спустя…

Кантана вышла в узкий проулок, отделяющий родной двор от дороги. В нос ударил аромат благородной древесины и мха. Разноцветные хризантемы, высунувшие венчики из-за решётки забора, усыпали подол её платья снежинками лепестков.

Заметив сестру, Зейдана подняла вверх ладонь, обтянутую светло-голубой перчаткой. Её круглое лицо, обычно улыбчивое и сияющее, на этот раз было сосредоточенно-напряжённым; в задумчивом взгляде янтарных глаз читалась тревога.

— Моё почтение, сестра, — поздоровалась Кантана, открывая калитку. Металлические петли издали протяжный скрип в насыщенной тишине.

Ответа не последовало.

Кантана осторожным шагом приближалась по дворовой дорожке к ступенькам крыльца. Напряжение нарастало с каждой секундой. Тишина стала невыносимой.

— Зейдана? — робко позвала девушка. — Что-то произошло?

— Дериадэ родила, — монотонно проговорила в ответ Зейдана, игнорируя приветствие младшей сестрёнки. — Два часа назад… Девочку…

Глаза Кантаны расширились в ужасе. Ноги потеряли опору. Мир вокруг на мгновение перевернулся, подобно мячу, подброшенному в воздух: земля сошлась с небом в насмешливом танце, солнце рассыпалось на пылинки…

То, чего больше всего боялась семья Бессамори, стало частью реальности.

— Родила?! — вскрикнула Кантана. — Но ведь срок ещё не подошёл! Ей носить ещё половину сезона!

— Так бывает, — Зейдана сжала губы. — И это опасно. Думаю, ты понимаешь, чем. Ребёнок очень мал и слаб.

— Но если это девочка, — Кантана захлебнулась в догадках, — значит… Через семь дней Посвящение заберёт Элатара?!

Зейдана молча кивнула, подтверждая самые страшные догадки. В глазах её появились слёзы, засверкав сиянием огранённых бриллиантов. Непокорный медовый локон выбился из пышной причёски женщины и заскользил волной по виску.

Глубокая тень легла на лицо Кантаны. Губы девушки отчаянно изогнулись.

— Брат мой! — простонала она на надрыве. — Почтенные Покровители, за что?!

— Мы будем сильными, сестра, — Зейдана положила руки на плечи Кантаны и попыталась натянуть свою обычную улыбку. — Мы должны радоваться этому событию, помнишь?

— А если девочка не выживет?! Что станет с Дериадэ?! — внезапно сорвалось с языка Кантаны.

Невыносимая волна жара поднялась к горлу, сдавив его мощной хваткой: девушка поняла, что говорить этого при сестре не следовало. Однако во взгляде Зейданы не появилось укора или злобы. Лишь уголки губ слабо дрогнули, подавляя гримасу разочарования.

— Я ведь всё ещё жива, верно? — пробормотала Зейдана растерянно. — Глубокие раны не затягиваются, но время стирает память. Время — лучший лекарь, Кантана.

Кантана виновато опустила взгляд. Румянец смущения ошпарил щёки.

— Прости меня, сестра, — прошептала она, — не понимала, что говорю…

— Думай прежде, — Зейдана с горестью склонила голову.

Громко хлопнув дверью, Кантана переступила порог и погрузилась в пространство огромной гостиной. Приятный запах расплавленного воска и затушенных фитилей наполнял воздух. Свечи здесь гасили редко: дикий плющ, обвивший стены дома снаружи, занавешивал окна плотной сетью побегов.

Недружелюбный полумрак принял её, затянув в свои объятия. Золочёный орнамент обоев улыбнулся юной хозяйке вензелями замысловатых завитков. Велюровые кресла у дальней стены протянули к девушке точёные ручки красного дерева, приглашая принять покой.



Мария Бородина

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги