Длань Покровителей 1. Земля избранных

Размер шрифта: - +

Глава 3.5 Шестая причина.

5

— Ты думаешь, он так просто это оставит? — выпалил Нери. Раскаяние уже начало одолевать его приступами сердцебиения. Пожалуй, нужно было подождать пару дней прежде, чем воплощать коварный план. — Я не смогу драться с ним.

— Взбодрись, — Шале стянул рубашку через голову. — Я прикрою если что. У меня тоже руки чешутся.

Раздевалка для юношей пахла сыростью, спортивным инвентарём и одеколоном. Оштукатуренные стены хранили отпечатки баталий в глубине трещин. Стройный ряд шкафчиков выстроился у дальней стены, загородив её полностью. Точно напротив, под потолком болталась устаревшая конструкция голографического проектора, разбавляя обыденность монотонным бурчанием диктора новостей.

Нери с недоверием посмотрел на Шале. Тот, как ни в чём не бывало, продевал бицепсы сквозь рукава футболки. Неожиданно обретённый товарищ за два часа дружбы уже успел стать его сообщником.

Хлопчатобумажная ткань обтянула широкие лопатки… Полутора часами ранее эта спина прикрывала Нери, пока тот старательно мазал конспектор и лямки рюкзака Гандивы шоколадным кремом. Грозному старосте пришлось отлучиться по малой нужде в самом начале перемены. Видимо, дело не терпело настолько, что Гандива счёл допустимым оставить вещи без присмотра. Не воспользоваться счастливой случайностью Нери не мог.

Квадратная физиономия диктора плыла над раздевалкой, ожесточённо шевеля губами. Сюжеты, облачённые в объёмные образы голограмм, сменяли друг друга, но каждый новый походил на предыдущий. Кажется, в городе не осталось иных новостей, кроме как о водяном бешенстве.

— Первые признаки болезни — немотивированная усталость, фебрильная лихорадка, гиперемия кожных покровов, мышечная слабость, — информировал население главный городской реаниматор. — Возможны, но не обязательны психоэмоциональные нарушения. Например, придирчивость, различные бредовые идеи.

— Наш товарищ-то, кажется, болен этой дрянью, — Шале подмигнул Нери, указывая на голограмму. — Может, сдадим его в лечебницу?

— Шутки шутками, — подал голос Нери. — И всё равно я боюсь, что он нажа…

Его фразу прервал натянутый скрип двери. Отдалённый грохот стрельбы ворвался в раздевалку чередой холодных залпов: предыдущая десятка юношей уже сдавала зачёт. В узкое пространство помещения ввалились, переговариваясь, пятеро парней с потока. Нери поспешно закрыл рот, боясь сболтнуть лишнего.

— Нери, я бы сторонился его на твоём месте, — с ходу гоготнул один из них, бесцеремонно тыча пальцем в Шале. — Кто знает, с кем ему сегодня развлечься захочется.

Зловредное хихиканье завибрировало многоголосьем в спёртом воздухе. Шутка показалась товарищам незадачливого юмориста весьма тонкой.

— Ой, да заткнись уже, я девушек предпочитаю, — парировал Шале, томно закатив глаза. — Тебе моё общество точно не светит!

Нери поднял руки к волосам, чтобы по привычке распустить их, закрыв «клеймо». Сердце колотилось, как огромный тамтам. Он уже жалел о содеянном и страшился возмездия. Один лишь факт радовал: согласно нумерации по числовым коэффициентам, Гандива сдавал зачёт во второй десятке. Они с Шале шли в четвёртой. Значит, Староста всемогущий уже покинул факультет и отправился домой. Естественно, с круглой сотней. Иначе и быть не могло…

Пальцы Нери нащупали тугую полоску ремешка. Правое плечо в очередной раз запылало огнём пронизывающей боли. Подумав немного, Нери опустил руки, как ни в чём не бывало. Теперь нечего бояться: все и так уже знают о том, что он — клеймёный.

К его удивлению, никто из ребят не подал голоса, пока он натягивал футболку. Лишь Шале тихонько спросил, не скрывая неподдельного удивления:

— А это очень мерзко, да?

— Что мерзко? — переспросил Нери.

— Когда тебе обновляют татуировку, — проговорил Шале не без смущения. — Говорят, это каждые три года делают, до самого совершеннолетия.

Нери поймал взглядом глубокую молнию трещины на стене и закусил губу. Наверное, именно так чувствует себя женщина, которую регулярно избивает муж, на приёме у реаниматора психоаналитического профиля. Нет, ему никогда не было больно на процедуре обновления. Дело было совсем в другом. Обновление — это очень унизительно. Будто бы дурная компания поймала в подворотне и, упиваясь превосходством сил, превращает тебя в кровоточащую тряпку.

— Они очень хорошо обезболивают, — наконец произнёс Нери. — Только потом несколько дней с биоплёнкой ходить тяжеловато.

Дверь снова распахнулась, впустив в раздевалку стремительный поток прохладного воздуха. Кто-то беззвучно зашёл внутрь. Голоса внезапно стихли, в воздухе на несколько секунд повисла звенящая тишь. Потом чей-то робкий говор осмелился её нарушить:

— А ты р-разве н-не отмучился уже?

— У меня было срочное дело, — до боли знакомый возглас раздался сзади. — Буду сдавать с вами.

Только не это!

Дыхание Нери перехватило. Стараясь не подавать испуга, он бросил осторожный взгляд через плечо.

Да, это был он, несравненный Гандива 2. Лучший из лучших. Коренастая фигура, увенчанная пышной шапкой медных волос, сосредоточенно топталась у противоположной стены, меняя идеально вычищенные белые ботинки на кеды. Нери отметил, что Гандива уже успел где-то переодеться в спортивную майку и широкие тренировочные штаны. Жирный шоколадный крем, наверное, был слишком хорошо заметен на белом шёлке его рубашки.



Мария Бородина

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги