Длань Покровителей 1. Земля избранных

Размер шрифта: - +

Глава 3.7 Шестая причина.

7

Кресла с резными ручками красного дерева рядами выстроились вдоль стен, оклеенных обоями с цветастым рисунком. Между ними бежали доски лакированного паркета, держа курс к шлюзу панорамного окна. Осеннее солнце бросало задымлённые лучи сквозь стекло, вычерчивая на полу квадраты.

Нери откинулся на спинку кресла, пытаясь совладать с нарастающей тревогой. Глубоко вдохнул терпкий запах древесины в тщетной надежде обуздать внутреннюю бурю. Ярость металась под кожей залпами шальных пуль. Нелегка задача не давать ей выхода до того момента, пока он не покинет деканат.

Мурашки побежали вниз от больного плеча, породив очередную волну паники. Нери принялся разминать пальцы. Пока рука находилась в его полном распоряжении, и это не могло не радовать. Но кто может знать, что случится через пять минут?

— Нери 42, пройдите в приёмную! — гнусаво прогорланил информатор.

Неприятный холодок поднялся по позвоночнику, сомкнувшись хваткой невидимых рук на шее. Встав, Нери обернулся на пустующий коридор, затопленный реками солнечного света. Блики неистово резанули по глазам, окрасив мир палитрой кроваво-алых оттенков. Он действительно не понимал, что ведёт его: страх, злоба или непонятное торжество.

Будь что будет! Нери расправил плечи, стараясь выглядеть гордо и представительно. Непросто заставить собеседника воспринимать тебя всерьёз, когда на тебе видавшие виды джинсы, нещадно истёртые на коленках, и спортивная толстовка с говорящим числом 42 поперёк груди. Парень так торопился на раздачу слонов, что даже не счёл нужным переодеться после зачёта.

За баррикадой резной двери Нери встретила молоденькая секретарша.

— В приёмную номер три, — промямлили изящные губки, густо измалёванные помадой лососевого цвета.

Нери ощутил, как залпы в голове стихают, уступая место успокаивающему холодноватому бризу. Неужели удача перешла на его сторону?

— Дея? — переспросил он, не веря собственному счастью.

— Она, — секретарша щёлкнула языком, кокетливо поправляя волосы.

Нери позволил себе выдохнуть. Нахлынувшее облегчение расслабило мышцы. Дея 26 — самая молодая, спокойная и рассудительная из трёх деканов факультета. Лучше уж выслушать её нудные нотации, чем попасть под горячую руку Тильды 7. А уж если судьба толкнёт на ковёр к Аарону 865 — всё, пиши пропало. Без жёстких санкций от привередливого старика ещё никто не уходил!

Прошаркав подошвами по бархатному ковролину, Нери толкнул третью дверь. Зазор сверкнул всполохом закатных лучей, впечатав тень в косяк. Капли пота побежали по лбу. Нери с ужасом осознал, что забыл постучаться.

— И-и-извините! — промямлил он.

— Всё в порядке, Нери 42, — ответил спокойный монотонный голос, — проходите.

Дверь глухо стукнулась о косяк. Лёгкая дымка сандалового аромата накрыла Нери с головой. Парень застыл столбом, потирая слезящиеся глаза. Прозрачный пол сиял до такой степени, что казался сделанным из цельного куска бриллианта. В центре кабинета помпезно возвышался резной стол. Дея 26 деловито расположилась за ним, погрузив крупное тело в анатомическое кресло.

Дрожь коварно тронула кончики пальцев Нери. Сухой ком застрял в горле, мешая говорить.

— Приветствуй Вас, Дея 26, — растерянно пробормотал юноша. — Кажется, я уже понял, почему я здесь.

— Думаю, Вы правильно поняли, — Дея указала полной ухоженной рукой на стул напротив, приглашая Нери присесть. — На Вас подана жалоба.

Последняя надежда улетучилась, вырвав из груди Нери шумный, почти жалобный выдох. Деревянные полки, уставленные безделушками и наградами, закружились перед глазами. Картина, наконец, прояснилась; скрытые карты перевернулись рубашкой вниз. Вот почему Гандива опоздал на зачёт: он дотошно заполнял жалобные акты!

— И додумался до этого, конечно же, несравненный староста, — констатировал парень, опускаясь в кресло. Мягкое сидение гибко пошатнулось, принимая тяжесть его тела. — Не самое умное решение палить из бластера по клопам, но другого от него я и не ожидал. Не буду отрицать: я немножко его испачкал. Но он был виноват сам.

По губам Деи пробежала неоднозначная улыбка. Отблеск закатного луча тронул её тщательно прилизанные волосы.

— Я не стала бы язвить на Вашем месте, — женщина сложила руки на полированной поверхности стола. Во всех движениях Деи, несмотря на её внушительные габариты, сквозила гибкая кошачья грация. — Порча чужого имущества — серьёзное обвинение, приводящее к административной ответственности четвёртого уровня.

Нери почувствовал, что Дея, несмотря на сказанное, расположена к нему, и неосознанно держит его сторону. Его, а не Гандивы! Вот только заносчивый чистоплюй, кажется, на этот раз зашёл слишком далеко. Сможет ли она помочь?

— Какая порча?! — брови Нери удивлённо взлетели вверх. — Шоколадный крем прекрасно отмывается с гладкой поверхности! Шёлк превосходно отстирывается! Мы же не в каменном веке…

Дея поправила воротничок блузки. Было заметно, что она с трудом подбирает слова.

— Гандива 2 утверждает, что его конспектор пришёл в негодность, — глаза декана сверкнули за фигурными стёклами очков.



Мария Бородина

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги