Длань Покровителей 1. Земля избранных

Размер шрифта: - +

Глава 5.4 Если наступит утро.

4

 Ночь раскидала пологие фиолетовые тени по высокому потолку. Сад, шумящий за балконной решёткой, тонул в лунном сиянии. Прохладный ветер лёгкими дуновениями касался занавесок, нашёптывая свои тихие колыбельные.

 Бледная печать полнолуния заглянула в окно, отразившись болезненно-ярким пятном в зеркале туалетного столика. Стайка перистых облаков пробежала по лунному лику, на несколько секунд приглушив его свет. Кружева теней на стенах легко закачались.

 Кантана с силой потянула толстое одеяло на себя, скрываясь от пронизывающего холода четвёртого межсезонья. Всё-таки, надо было растопить печи перед тем, как ложиться спать. Странные события предыдущего вечера заставили её забыть о собственном комфорте: страхи и навязчивые идеи сейчас досаждали куда сильнее. Она будто бы выпала из картины мира и теперь вращалась в своей собственной плоскости.

 Прохладный ситец пододеяльника обхватил плечи девушки. Кантана, зябко поёжившись, перевернулась на живот. Пуховая подушка упёрлась в щёку. Несмотря на усталость, волнами разливающуюся по телу, сон так и не шёл. Тяжёлые мысли наполняли голову девушки, мешая ей расслабиться. Невозможно было выжить в этой умопомрачительной лавине.

 Что если Азаэль (или, что ещё хуже, кто-нибудь из его товарищей по оружию) уже обнаружил незваных гостей в библиотеке? Что если эти двое уже озвучили стражникам причину своего появления на Девятом Холме? Что если завтрашнее утро ознаменуется её арестом, а день её рождения в конце годового цикла – публичным четвертованием? Дыхание Кантаны перехватило, когда она живо представила, как ей вычленяют руки на глазах у толпы. Она почти ощутила дичайшую боль, от которой многие женщины сходили с ума ещё до того, как процедура заканчивалась…

 Кантана замахала руками, прогоняя пугающую иллюзию. Образы, живо прорисованные воображением, растворились в клубящейся дымке лунного сияния. Дрожа от ужаса, девушка села в кровати и спустила вниз босые ноги. Дыхание прохлады прошлось по икрам. Ступни коснулись коврового ворса, возвратив Кантане чёткое ощущение настоящего момента. Девушка глубоко вдохнула, пытаясь приглушить страх. Хорошо, что никто не видит её в таком состоянии: испуганной, слабой и жалкой.

 Она не знала, какое решение будет верным. Она не знала, терпит ли время. И это неведение досаждало ей больше всего. Из-за него она не располагала контролем над ситуацией.

- И что мне теперь делать? – спросила она у темноты. Ночь не ответила ей, лишь лихо рассмеялась порывом ветра в приоткрытую форточку.

 С затенённых полок на девушку смотрели куклы в роскошных нарядах. Лунный свет отражался от стеклянных глаз, делая их похожими на маленьких кровожадных монстров. Фарфоровые губки будто бы нашёптывали хозяйке: «Решайся, ничего не бойся! Решайся, пока ещё не слишком поздно…»

 Девушка решительно соскочила с кровати, отбросив одеяло. Темнота охотно приняла её в свои объятия. Неприятная прохлада обожгла плечи, покрыв их бугорками «гусиной кожи». Кантана стянула длинную сорочку из чёрного атласа через голову. Гладь круглого зеркала отразила изгибы её обнажённого тела.

 Шкаф скрывал за резными дверцами множество платьев замысловатых фасонов из разных материалов. Одна лишь общая черта объединяла все наряды Кантаны Бессамори – чёрный цвет.  Единственный оттенок антрацита и чёрные агаты короновали её жалкую неяркую жизнь. Натянув платье, Кантана расправила складки на бархатной юбке и уложила мягкий воротничок на плечи. Как всегда, недовольно наморщила нос от всепоглощающей черноты. Поймав отражение в зеркале, девушка невесело прыснула: выбрала самое лучшее платье для того, чтобы испачкать руки.

 Девушка выскользнула из комнаты, осторожно прикрыв дверь, и крадущимися шагами двинулась вниз. Коридоры дома встретили её непривычной пустотой и сварливым холодом.

 Тихо, чтобы никого не разбудить, Кантана прокралась на кухню и зажгла свечу. Оранжевый блик метнулся по стенам, озарив помещение мутноватым облаком. Прокопчённое до самого потолка пространство пахло жареным мясом и специями. На длинных полках, вытянувшихся вдоль стен, стояла чистая посуда. Столешницы для разделки овощей и мяса под ними сияли белокаменной облицовкой.

 Кантана, потоптавшись на дощатом полу, настороженно огляделась вокруг. Важно не оставить после себя улик, а то Зейдана точно обо всём догадается! Средняя сестра Бессамори предпочитала готовить для семьи сама, не привлекая к этому ответственному делу помощниц по хозяйству.

 Кантана с любопытством заглянула в глубокую мойку. Металлическая чаша раковины была пуста, отполированные начисто края поблёскивали холодным бронзовым сиянием.

- Где же он? – девушка скривилась, нервно постукивая указательным пальцем по металлу. Взгляд лихорадочно блуждал по помещению.

 Некому было дать ответ. Темнота молчала. Разве что, пронизывающий ветер Межсезонья жалобно взвыл в печной трубе, оповещая о том, что время не терпит. Скоро наступит рассвет.

  Кантана метнулась к тёмному квадрату окна и поставила тлеющую свечу вплотную к стеклу. Жёлто-оранжевый отблеск заиграл на прозрачной поверхности. Контуры улиц едва проглядывали сквозь плотный занавес сухого плюща. Но полоса зарева уже обозначилась на горизонте, насытив чёрно-фиолетовый свод небес кровавым пурпуром. Каждая секунда на счету!



Мария Бородина

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги