Длань Покровителей 1. Земля избранных

Размер шрифта: - +

Глава 7.4 Дивный новый мир

4

Беспорядок в комнате Кантаны удивительным образом уживался с образцовой чистотой. Доски пола разве что не переливались от воска. Многометровые отрезы цветных тканей лежали везде, где только могли поместиться: на старинных стульях, на письменном столе и даже на кровати, покрытой велюровым пледом.

— Ну, как тебе? — Кантана развернула ростовое зеркало к Мии. Деревянная рама, декорированная лакированными листьями и засушенными гроздьями рябины, скрипнула в тишине. Серебристая гладь поймала блики свечей и вобрала их в себя, превратив в яркие вспышки.

Из дрожащего омута на Мию смотрела блондинка в богатых фиолетовых одеяниях не по размеру. Оборки из кружева ручного плетения подметали пол; глубокий, отделанный бусинами вырез капризно топорщился на плоской груди. Полупрозрачные рукава печально свисали вниз, пряча маленькие ладони девушки в ворохе складок.

Миа задрала подбородок и расправила плечи. Прозрачная накидка, извиваясь густыми волнами, полетела вслед за её руками.

— Тут две меня поместятся, — недовольно прогундосила она, прижимая ткань к торчащим рёбрам.

С грубых полок, протянувшихся по стенам, на девушек поглядывали великолепные фарфоровые куклы в роскошных нарядах. Каждой из игрушечных красоток был отведён свой цвет, ни одна из них не походила на другую. Искусно вылепленные лица казались настолько живыми, что Миа волей-неволей подумала, а не случится ли всё сейчас, как в старой сказке. Вдруг Кантана, закончив возиться с её внешним видом, зловеще взмахнёт руками и хрипло выдавит: «А теперь ты моя навеки», превратив её кожу в холодный фарфор, а глаза — в цветные полированные стёлышки? Дрожь послала по коже Мии леденящую волну мурашек. Ноги против воли понесли её назад.

— И длинновато, пожалуй, — добавила Миа хриплым голосом.

— Нижнюю оборку я отпорю, — пояснила Кантана, прибирая гипюр, — а вот по вытачкам придётся всё прошить ещё раз. Ты слишком худенькая.

— Вес — это не то, что нужно носить с гордостью, — Миа, сжав губы, оценила завистливым взглядом формы Кантаны. — Проще тащить сорок килограммов, чем семьдесят. И, кстати, я очень не люблю, когда меня трогают…

Кантана укоризненно сдвинула брови. Яблочный румянец проступил на её смуглых щеках.

— Потерпи уж. Стой смирно, пожалуйста, — проговорила она, пытаясь сгладить конфликт, — я должна отметить, где класть швы. Не переживай: подгоним точно по размеру. Я сделаю всё быстро.

Миа обречённо застонала. Руки Кантаны ловкими пауками блуждали по телу, подбирая складки и прошивая их суровой нитью. Изредка она доставала из сундучка кусочек мела и рисовала геометрические хитросплетения на тяжёлом полотне.

Перейдя к правому рукаву одеяния, Кантана внезапно ухватила Мию за запястье.

— Что это?! — удивилась девушка, указывая на грубый рваный шрам на предплечье Мии.

Ну почему, почему она заметила этот ужасный след прошлого? Не хватало ещё допросов сейчас…

— Да так, — Миа агрессивно отдёрнула руку, — в детстве стеклом порезалась.

— Бедняжка, — Кантана нежно погладила девушку по руке, — должно быть, было очень больно.

— Не проще ли снять мерки и всё рассчитать, — произнесла Миа, брезгливо подёргиваясь от прикосновений чужих рук.

— Фто? — переспросила Кантана. Девушка сжала губами несколько английских булавок. Цветные головки вылезли наружу, как тычинки.

— Составить чертёж и по результатам измерений рассчитать глубину и ширину выточек. Ты лучше должна знать, как это делается, — Миа покосилась на Кантану.

Не обращая внимания на провокации, Кантана принялась гундосить себе под нос весёлую мелодию. Растрёпанная черноволосая голова выныривала из красочного вороха оборок то справа, то слева. Руки ловко подхватывали материю, умело складывая в изящное гофре. Платье стягивалось в объёме на глазах, ложась точнёхонько по фигуре Мии.

— Послушай, Миа, — Кантана, наконец, воткнула последнюю булавку, обозначив глубокую складку, — ты и мать свою колдовать учишь?

— Моя мама не колдует! — воскликнула Миа, всплеснув руками. Остриё иглы кольнуло кожу спины, заставив девушку на мгновение остолбенеть. — Что за ересь?

— Как так? — изумилась Кантана. — Она что — непосвящённая, предавшая Устои? Почему тогда она имела связь с мужчиной? А твой отец отдал жизнь, чтобы открыть тебе связи с Покровителями?

— Ты о чём вообще? — Миа расплылась в усмешке. — Мой отец жив!

— Изгнан что ли? — фыркнула Кантана.

— Нет, — озадаченно протянула Миа.

Непонимающий взгляд Кантаны упёрся в пол. Моток суровой нити выскользнул из её рук и, стукнувшись о вощёные доски, мячиком отскочил в угол.

— Мне говорили, что на Первом холме не следуют Положениям, Устоям и Заветам Покровителей, — пробормотала она растерянно, — но я не думала, что всё настолько серьёзно. Вы же опустились в развитии на две ступени!



Мария Бородина

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги