Длань Покровителей 1. Земля избранных

Размер шрифта: - +

Глава 7.5 Дивный новый мир

5

Время тянулось с ужасающей медлительностью. Густое молчание, наполняющее столовую, угнетало. Лишь холодный ветер недружелюбно свистел под потолком, прорываясь сквозь приоткрытые форточки, да шторы из зелёной материи нежно шуршали под его прикосновениями.

Белая гладь пустой фарфоровой тарелки отражала мерцание свеч. Нери молча склонился над ней, наблюдая за вычурной игрой бликов. Юноша страшился поднять глаза и встретить холодный янтарь бесстрастного взора хозяйки, что, по закону подлости, сидела напротив. Лишние движения могли привести к лишним вопросам. А искать неизвестные ответы и плести паутину лжи в присутствии большей части клана Бессамори не входило в его планы.

Из каменистого прогала, отделяющего кухню от столовой, плыл аппетитный, малознакомый запах, чем-то напоминающий аромат жареного соевого мяса. Доносящийся с кухни уютный перезвон кастрюль и столовых приборов оповещал о том, что ждать осталось недолго.

— Хорошо ли тебе спалось, Нери? — монотонный голос Анацеа, наконец, нарушил тишину.

Запах оплавленного воска внезапно стал навязчивым и приторным. Как всегда! Лишь вспомнил, и она тут как тут… Нери сжал губы, пытаясь не выдавать паники.

— Очень хорошо, благодарю Вас за тёплый приём, — пробормотал юноша, не отводя задумчивого взгляда от тарелки.

— Мне неудобно, что пришлось поселить тебя в кабинете, — призналась Анацеа. — Но свободных комнат в доме больше нет. Я должна извиниться за причинённое неудобство.

Нери робко приподнял голову. Анацеа сидела напротив, в деловитой задумчивости перебирая столовые приборы. Рядом скромно примостилась Зейдана. Молодая жрица напряжённо поглядывала на часы, висящие над столом.

— Не беспокойтесь по этому поводу, — Нери старательно подбирал слова, боясь нарваться на гнев. Уже забытая боль внезапно стрельнула по нервам перебинтованной руки вспышкой напалма. — Мне было очень комфортно. К тому же, я люблю книги.

— Книги? — Брови Анацеа поползли вверх. Глаза сощурились в неподдельном любопытстве. Пожалуй, это была первая искренняя эмоция, которую продемонстрировала прародительница клана.

— Удивительно, — подхватила Зейдана следом за матерью. — Тебе повезло. На Третьем Холме много неграмотных. Практически никто из беженцев не умеет читать и писать.

Пальцы Нери задрожали. Прокушенная ладонь отвратительно заныла, снова породив серию болевых вспышек. Парень сжал руки в кулаки, чтобы не выдать волнения.

— Да, — Нери подумалось, что лучше будет согласиться с ней, дабы не накликать беду. — Практически все мои друзья не умели читать. Но мать обучила нас с сестрой грамоте. К тому же, Миа некоторое время посещала Наставню на Девятом Холме.

Слова рождались сами собой, с запалом вырываясь из горла. Нери смутился, оценивая, как легко далась ему ложь.

— Ты должен быть ей благодарен, — отметила Зейдана. Тёплая, как весенний день, улыбка озарила её круглое лицо.

Мысли спутались в голове Нери в плотный клубок. Пожалуй, если так пойдёт и дальше, он не сможет выплыть. Следить за своей ложью становилось всё сложнее: непротоптанные тропы петляли и обрывались, маня в самое сердце трясины. Упоминание о матери заставило сердце заколотиться чаще. Как же он ненавидел эту оторванную от реальности, непрактичную и беспечную женщину, лишившую его всех радостей детства!

Как же ему хотелось в её холодные, сухие объятия…

— Я и так благодарю её, — выцедил Нери полушёпотом.

Ему действительно было, за что благодарить мать. Например, за то, что ни разу не подняла на него руку. За неиспитое шампанское, что она непременно доставала под Новый Год. За отсутствие запретов, кажущееся подозрительным настолько, что он вынужден был создавать их себе сам.

И за её редкие, нелепые попытки продемонстрировать своё неравнодушие — тоже.

— Не переживай, — улыбнулась Зейдана. — Она сейчас с Покровителями. Это — лучший приют для чистой души. Мама всегда будет оберегать тебя и твою сестрёнку.

За пределами комнаты послышались тяжёлые шаги. Огонёк свечи заплясал в тёмном проёме.

— Прошу простить меня, Госпожа, — в столовую заглянул черноволосый юноша удивительной красоты. За спиной его нелепо торчали два странных сизых треугольника, напоминающих крылья. — Господин Элатар приехал с вечерней колесницей. Принимать ли его?

— Нахальный мальчишка, — буркнула себе под нос Анацеа. Желтоватые глаза её сердито сверкнули. — Он ведь должен быть с женой и дочерью!

— Так принимать? — повторил юноша, сощурившись, словно от яркого света.

— Впусти его, Азаэль, — смиловалась Анацеа. — Горячее вот-вот подадут, пусть заходит.

Зейдана утвердительно кивнула, словно подтверждая решение матери.

Развернувшись, Азаэль засеменил обратно. Огонёк свечного фитиля растаял во тьме, увлекая за собой тёмную нить дыма.

— Вот так чудит, — Анацеа недовольно сдвинула брови. — Почему мне всегда приходится краснеть за собственного сына?



Мария Бородина

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги