Длань Покровителей 1. Земля избранных

Размер шрифта: - +

Глава 8.2 Головоломки

2

Новое утро было прокисшим, комковатым и несвежим, как молоко, надолго оставленное в тепле. Спёртый воздух разил разложением умирающей осени. Тёмно-серые облака, изредка пропускающие мутные солнечные лучи, походили на куски ветхой мешковины. Осень сходила на нет, превращая город в промёрзшую братскую могилу.

Лариса 2216 смотрела на просыпающиеся улочки с высоты второго этажа. Распахнутые окна кухонной секции пропускали потоки ноябрьского ветерка. Приглаживая трясущимися руками волосы, женщина наблюдала за тем, как голые деревья отчаянно тянутся к небу.

Кофе в чашке давно остыл. Сделав пару глотков, Лариса сморщилась от отвращения. Горький напиток больше не бодрил… А таблетки уже не могли укротить головную боль, ярость которой нарастала с каждым часом.

Скоро пойдут третьи сутки с тех пор, как она не видела сына. Третьи сутки без сна… Цифровой код Нери не прозванивался с позапрошлого вечера. Лариса была убеждена, что случилось нечто из ряда вон выходящее: Нери никогда бы не поступил так безобразно. У них бывали ссоры и крупнее, но мальчик всегда возвращался ночевать домой!

Затуманенный взгляд скользил по городским улочкам в надежде заметить вдалеке знакомую фигуру. Но вновь и вновь Лариса видела лишь пустоту, полную ветра. У сына не было друзей, у которых он мог бы укрыться. И от этого становилось ещё страшнее.

Где же Нери?

Накануне днём Лариса написала розыскную заявку в ФСО, однако, ответ пока не пришёл. Это было, по меньшей мере, странно: служба отслеживания, при наличии согласия правоохранительных органов (которое Лариса получила без особых проблем), всегда отвечала быстро и чётко. И немедленно направляла за пропавшим сотрудников, дабы вернуть бедолагу домой. Несмотря ни на что.

Самые страшные подозрения закрадывались в голову. Перед глазами прокручивались извращённые кровавые картины, похожие на кадры из низкопробных фильмов ужасов. Упорно вспоминалась скандальная история с пропажей дочери известной писательницы, взбудоражившая город в начале апреля. Похитители вырвали чип из-под кожи девочки и вывели его из строя. Её нашли через две недели, и инцидент очень уж резко замяли. Лариса догадывалась, что события не прошли для бедняги бесследно, но не распускала слухов. Как и все…

Первые капсулы и машины заскользили по дороге, что расстелилась тёмным полотном прямо под окнами. Утренний воздух вибрировал, наполняясь гудением двигателей. Самый обычный вторник в городе. Жители Иммортеля ринулись на работу после единственного выходного дня. Лариса провожала тающие в утренней дымке силуэты растерянным взглядом. Она-то сегодня точно на работу не выйдет…

Женщина проглотила горький комок слёз. Никогда раньше она не была так напугана и взволнована. Паника протравила каждую клеточку тела до такой степени, что нервные окончания перестали ощущать боль. Эмоции переплелись под ложечкой змеиным клубком. Распознать их не получалось. Пронзительная боль и страх на фоне притуплённого восприятия превращались в опустошённость. В космический вакуум, разрывающий тело и затягивающий его останки в пустоту чёрных дыр. Безысходность, засасывающая всё глубже и глубже.

Нет ничего хуже, чем находиться наедине со своей тоской. Особенно когда ужас и паника поглотили твоё мировосприятие настолько, что не разбираешь, где сон, а где — явь.

Разделить тяжёлую ношу, увы, было не с кем. Лариса давно забыла имена и числовые коэффициенты тех, кто когда-то числился в списке её друзей. В один прекрасный день связи начали рваться, приятели — сторониться, близкие — уходить в закат. А запустился фатальный процесс тогда, когда стало очевидно, что Венена не похожа на остальных. В тот самый час, когда Ларисе и её двойняшкам, после долгих генетических анализов, набили позорную татуировку. Всё-таки, столетия репрессий грязных не прошли бесследно. Глупо было ожидать, что после клеймления им позволят жить прежней жизнью. Воронку от ядерной бомбы невозможно забросать землёй.

В молодости Ларисе казалось, что она прочно стоит на ногах. Но рождение больной дочери выбило из-под подошв земную твердь, толкнув в невесомость. Вот уже восемнадцать лет она летела в бездну, не чувствуя опоры, и ждала, когда же, наконец, тело достигнет дна.

Нерадивый биологический отец Нери отреагировал на сообщение о пропаже дерзким смешком. «Побегает — вернётся», — фыркнул он в трубку, в очередной раз толкнув Ларису в непроходимую истерику. Неудивительно: Вениамин не видел своих детей двенадцать лет и даже не знал, что Нери не из тех, кто «бегает».

Вениамин не мог поймать её в этом бесконечном падении.

Не стоило вообще напоминать этому эгоисту о себе. Единственное хорошее, что он дал детям за все восемнадцать лет — завидные числовые коэффициенты. И то, как работник органов регистрации, имеющий по закону преимущество на доступ к реестрам. Не как отец.

Лариса яростно заскрипела зубами, вспоминая о бывшем муже. Вениамину было проще: генетическое исследование на субмолекулярном уровне подтвердило, что он не виноват в произошедшем с Вененой. Его хромосомы идеальны: это у Ларисы что-то там не срослось. Поэтому и наградили позорной стрелой между лопатками только её.



Мария Бородина

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги