Длань Покровителей 1. Земля избранных

Размер шрифта: - +

Глава 10.2 Снег для Кантаны

2

Это было первое рабочее утро Нери 42 на Девятом Холме.

Он явился на рынок точно вовремя, но, тем не менее, умудрился огрести по шапке от новоиспечённого босса за мнимое опоздание. Донат, определённо, был не самым приятным человеком в городе, и Нери догадывался, что не вызвал у него симпатии. Но выбирать не приходилось: нужно было отработать провинность, да и деньги им с Мией понадобятся, и, возможно, скоро. К тому же, мясник не интересовался ни происхождением Нери, ни мотивами, что было на руку.

В подсобном помещении пахло сырым мясом и свиной кровью. Волны испачканной ткани завешивали стены, промазанные глиной. Туша поросёнка, валяющаяся на дощатом полу, гордо выставляла копыта в потолок. Свежие пятна на дереве и таз крови в дальнем углу красноречиво вещали о том, что животное забили здесь же.

— Так вот ты какая, мясная индустрия, — пробормотал Нери, поглядывая на громоздкую тушу. Возможно, до Великого Перелома, в период широкого потребления мясных изделий, человеческие особи воспринимали всё иначе. Но знакомство с технологией процесса, увы, не доставило Нери удовольствия. Если бы он только знал, какой ценой жителям Иммортеля достаётся законный кусок натурального мяса под Новый год, он вряд ли взял бы свою порцию в рот.

Нери с трудом подсунул под тушу доску и присел на корточки, стараясь не перепачкаться. Видавший виды фартук, пестрящий застиранными ржавыми пятнами, сложился гармошкой на бёдрах. Небольшой топорик в руке Нери блеснул отточенным лезвием. Но прежде, чем он осмелился размахнуться для удара, спазм сжал желудок. Нери задержал дыхание. Он чувствовал себя маньяком-потрошителем.

Донат позаботился о новобранце и сам отрезал голову и выпотрошил тушу. Теперь в животе поросёнка зияла щель, похожая на искривлённый рот монстра. В глаза Нери бросились белые параллельные ряды рёбер. Парень, привыкший исключительно к Иммортельским соевым суррогатам, почувствовал, как очередной приступ тошноты безжалостно скручивает внутренности, подступая кислотой к горлу.

Поднявшись, Нери приоткрыл дверь подсобки. Ржавые петли заскрипели. В каморку с закопчёнными окнами ворвался свежий воздух, разбавляя запах. Нери жадно вдохнул утреннюю свежесть и задержал дыхание. Снова нюхать кровавый смрад совершенно не хотелось.

Теперь можно было приступить к делу. Ловко замахнувшись топориком, Нери рассёк кожу поросёнка. Из дугообразного разреза блеснула белизна свежего сала. Лезвие налетело на кость, пронзив руку болью отдачи.

Первый блин комом.

Нери закусил губу. Во что бы то ни стало, он обязан справиться с работой! Неизвестно, как долго продлятся скитания по Девятому Холму. Они не могут всё время сидеть на шее у Анацеа. А если уж придётся просить у неё деньги для погашения долга, он просто со стыда сгорит!

В голове мелькали обрывочные знания из школьного курса анатомии биологических объектов. Вероятно, легче будет рубить по связкам и хрящам. Отступив на шаг, Нери занёс топорик над головой и прицелился точно в то место, где рёбра поросёнка сходились с позвоночником.

— Сдавайся, — не без иронии произнёс он, обращаясь к обезглавленной туше. Нери представил, как выглядит со стороны попытка завязать диалог с мёртвым биологическим объектом, и звонко хохотнул.

Топорище задрожало в ладони. Правая рука Нери, так и не подав болевого сигнала, безвольной плетью упала вдоль туловища. Топорик вывалился из кулака, ударился о пол, и, неистово вращаясь, отскочил к двери.

Утомлённый стон сорвался с губ Нери. С одной стороны, повезло, что лезвие с размаху не вошло в бедро. С другой… Он уже третий день не принимал иммуносупрессанты, а индуктор ремиссии по непонятной причине дал сбой. Значит, благополучие не вечно, и до нового обострения осталось всего ничего.

Нери изо всех сил пытался побороть тревогу. Он на мгновение представил, как волочит за собой отказавшую руку в тщетной попытке выполнить повседневные дела. От мысли о неполноценности парня снова затошнило. Слишком уж безалаберна его сестра по несчастью, чтобы он мог позволить себе быть обузой. На кого Мии надеяться, если не на него? Нери с отвращением сглотнул скопившуюся во рту слюну.

Ретро-часы на левом запястье уютно тикали, внушая иллюзию успокоения. Оставалось ещё целых пять часов на разделку туши. Можно немного прогуляться и прийти в себя. Нери облизал губы, смакуя мысль о глотке свежего воздуха. Повинуясь желанию, он развязал фартук. Тяжёлая клеёнка упала на пол, подняв ураган пылинок.

— Погоди, — он окатил взглядом то, что осталось от поросёнка, — я вернусь и поквитаюсь с тобой. Обещаю.

Нери набросил на плечи плащ и вышел в раскрытую дверь. Ветхое крыльцо скрипнуло досками. Солнце ноября застыло блёстками на кончиках ресниц. Глаза упёрлись в поеденную дождями стену по другую сторону проулка. Часть улочки, убегающая влево, заходила в глухой тупик. Отрезок, развернувшийся по правую руку, постепенно расширяясь, вливался в рыночную площадь.

Теперь нужно было продумать маршрут. Если он попадётся на глаза Донату, мясник будет зол. Очень зол. Здравый смысл упорно твердил Нери, что мясник не простит ему долг. Да и найти другую работу в городке, где все друг друга знают, будет очень сложно.



Мария Бородина

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги