Длань Покровителей 1. Земля избранных

Размер шрифта: - +

Глава 2.1 Когда птицы падают.

1

Тридцать третий день третьего сезона, год 319

Девятый Холм, закутавшись в дымку перистых облаков, засыпал вместе с воробьями, затихшими в кронах деревьев. Лёгкий ветерок шелестел листьями, гнал по дорожкам зёрнышки песка.

Длинная деревянная лестница отделяла Храм Вершителей от площади, за которой раскинулся яблоневый сад. Скрип золочёных дверей, усеянных каплями огранённых рубинов, рассёк тишину Священной Аллеи. Поправив подол оранжевого платья, расшитый бусинами из сердолика, Анацеа ступила босыми ногами на крыльцо Храма. Пропахшие дымом и благовониями волосы её хранили память о только что произошедшем Великом Посвящении.

К складкам её юбки прижималась маленькая девочка с чёрными, как крыло ворона, волосами. Просторный балахон чёрного цвета с агатовыми украшениями мешком болтался на худеньком теле. Малышка Кантана впервые увидела Великое Посвящение, и её плечи под накидкой мелко дрожали. Чёрные глаза Кантаны играли бликами слезинок.

— Мама, — проговорила девочка с ужасом в голосе, — что они сделали с Сианом?!

У подножия Храма, на серебристых скамейках, собралась целая группа людей. Женщины в разноцветных платьях, переливающихся гранями полудрагоценных камней, мужчины в белых одеждах; необыкновенно красивые, смеющиеся перезвоном дождевых капель, дети. Они дожидались своего Часа Посвящения. Одна из женщин, молодая и испуганная, прижимала к себе младенца и яростно кричала что-то в засыпающее, пробитое гвоздями звёзд, небо.

Молитвы это были или проклятия?

Анацеа улыбнулась в полумраке:

— Сиан теперь — Покровитель. Покровитель деторождения, которому будет служить Сиазе. Она будет всю жизнь носить пурпурные одежды: ведь пурпур — цвет зарождающейся жизни. Цвет любви, которая приводит к союзу мужчины и женщины, рождению детей…

Кантана поникла. Хрустальная капелька слезы заскользила по щеке девочки.

— Даже у Сиазе теперь есть, кому служить, — обиженно пробормотала она. Голос Кантаны потерялся в шелесте листьев. — А у меня — нет. Какого цвета были бы мои платья, если бы…

Старое дерево ступенек поскрипывало под ногами спутниц, покалывая пятки занозами.

— Седьмой день твоей жизни был днём прославления Покровителей Хаоса, — проговорила Анацеа отрешённо. Она не любила, когда Кантана затрагивала эту тему. — Фиолетовый.

Глаза Кантаны возбуждённо заблестели.

— Ух ты! — воскликнула она. — Мой любимый цвет.

Анацеа отвела глаза и осторожно прижала дочь к себе. Кантана осталась непосвящённой, но в этом не было вины девочки. Вопросы младшей дочери с годами становились всё более прозрачными: они всё чаще напоминали Анацеа о том периоде жизни, который она не желала воскрешать в памяти.

Последние ступеньки остались позади. Анацеа и Кантана вышли на вымощенную камнем площадь. Солнце опускалось к горизонту, наливаясь алым. Шаловливый ветер щенком бросился им под ноги, заставив подолы юбок заиграть волнами.

Играющие дети носились кругами, пытаясь догнать друг друга: голоса превращались в эхо и терялись в кронах вечнозелёного Сада Аэнос.

— Мама, мама! — женский голос, смеющийся на надрыве, догнал Анацеа и отразился от спины мощной приливной волной. — Вы решили уйти без нас?

Анацеа обернулась на звук, разметав по плечам волосы. Взгляд поймал прорисовавшуюся в прогале распахнутых дверей фигуру старшей дочери — Вайраны. Девушка крепко прижимала к себе маленького сына. Чуть поодаль шли муж Вайраны — Арапонт и сын Анацеа — Элатар. Оба угнетённо смотрели в землю и шептали что-то едва открывающимися губами.

Несмотря на то, что Анацеа удалось сохранить внешнее спокойствие, сердце сжали тиски ужаса. Скоро, очень скоро Великое Посвящение заберёт у неё сына — Элатара. Через несколько лет он начнёт подыскивать жену и непременно влюбится в одну из девушек Девятого Холма. А потом она обязательно родит ему дочку… Анацеа поймала себя на мысли, что была бы рада, если бы у Элатара родился сын: такой же коренастый мальчишка с медовыми локонами волос.

— Что случилось? — Анацеа вздёрнула подбородок.

— Зейдана плачет у тела мужа! — с презрением выкрикнула девушка.

Анацеа, приложив палец к губам, с укором посмотрела на старшую дочь. Вайране Покровители дали двух сыновей, поэтому Акт Великого Посвящения радовал и смешил её, подобно тому, как весёлое представление забавляет ребёнка.

— Помолчи, — выговорила Анацеа.

Ей самой приходилось плакать дважды, и она как никто другой знала, что переживает сейчас Зейдана. В памяти возникли пугающие картины: красные реки крови, расплескавшиеся по жертвенному Алтарю, бесстрастное лицо жреца-вершителя, мужская голова на каменном помосте… Маленький феникс встрепенулся внутри, расправив огненные крылья: Анацеа захотелось вернуться в Храм к Зейдане, чтобы обнять её, утешить, снова вдохнуть в неё жизнь… Но она не могла так поступить. Правила Посвящения диктовали иное. Через десять минут Вершители уберут тело Сиана в могильник. Зейдану с малышкой отведут в специально подготовленную комнату, где они будут пребывать под надзором жриц, пока не высохнут слёзы первой боли. А в Жертвенном зале настанет новый Час Великого Посвящения, но уже для других.



Мария Бородина

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги