Длань Покровителей 2. Заземление

Размер шрифта: - +

Глава 1.2 Седьмая причина.

2


 Оранжевое огненное кольцо сомкнулось по периметру зала. Жадные языки взмыли под потолок, с рёвом и фырчанием выплёвывая ворохи искр. Потоки нагретого воздуха завертелись с такой мощью, что огромные люстры опасно закачались на цепях. Запахло гарью.
 - Огонь! – выкрикнула Анацеа, ошарашенно глядя, как разгорающиеся на пустом месте языки пламени лижут мрамор и трещат под вздувшейся штукатуркой.
 Миа судорожно вдыхала густое марево, рассматривая собственные руки. Ничего не изменилось: те же складочки бежали по маленьким ладоням, бороздя прозрачную кожу. Никакого оружия Покровителей, о котором с таким восхищением вещала Кантана. В голове не укладывалось, что стихийное буйство вокруг – её личная заслуга. Видно, Кантана – неплохой учитель. С одной оговоркой: она показала, как начать. А кто теперь подскажет, как остановить этот бардак? Девушка испуганно попятилась, не осознавая, что лишь ближе подошла к эпицентру возгорания. Её и троих членов Совета схватила огненная ловушка.
- Ты ошиблась, Анацеа, – снисходительно проговорила старушка с завязанными глазами, повернувшись в кресле. Казалось, что пожар нисколько её не волнует. – У Длани магия порталов. А это – всего лишь бедная девочка-стихийница, которую ты запугала до полусмерти.
 - Это какая-то ошибка, – пролепетала Анацеа, – я сама видела, как она создала портал. Рискну предположить, что это деструктивный огонь хаоса!
 Воспользовавшись передышкой, Миа метнулась к двери в надежде улизнуть, но тщетно. Выход отрезала плотная стена огня. Дым повалил в лицо чёрными клубами. В горле мучительно запершило, и Миа заслонила лицо, подавляя рвущийся наружу надсадный кашель.
  Деревянная гардина над окнами дальней стены затрещала и рухнула с одного крепления, покосившись. Массивный брус подпрыгнул на полу, крошась на полыхающие щепки. Пламя побежало по жерди вверх, одеялом обнимая бархат занавесок.
- Да уж, – отметила огромная бородачка, бесстрашно выходя на середину зала. Она вела себя слишком мило и говорила чересчур мягко для обладательницы такой брутальной внешности. – Это точно стихия. Ментальная магия не причиняет вреда физическому миру.
- Хватит, Миа! – прокричала Анацеа сквозь несмолкающий рёв. – Останови это!
 Остановить? Хотелось бы, только как? Миа в недоумении пожала плечами. Нагретые воздушные течения закрутили локоны её волос перед лицом, дробя силуэт мучительницы.
- Я пытаюсь! – крикнула девушка в ответ.
- Так пытайся лучше!
 До чего Анацеа неприятная! Вроде бы, говорит без подвоха, но насколько задевает и ранит каждое её слово! И насколько же противно от самой себя, что её приказы хочется безропотно исполнять.
- Давай вместе сделаем это, – бородачка внезапно очутилась рядом. Её мягкий и спокойный голос едва прорезывался сквозь завесу рёва. Доброе, широкое лицо женщины, едва проглядывающее сквозь дым, показалось очень знакомым и даже родным.
 Закашлявшись в густом дыму, Миа растерянно помотала головой. Такое обращение раздражало девушку даже больше, чем жёсткий приказной тон Анацеа. Ей не нужна нянька, отслеживающая каждый вдох. Будто она сама не понимает, что нужно делать и как.
 Понимает ли?..
- Ты ведь не знаешь кода закрытия, – бородатая женщина сощурилась, будто читая мысли. Что-то неоднозначное скользнуло в её синеглазом взгляде. Словно она знала больше, чем эти двое. – Просто повторяй за мной.
- Мне не нужна помощь! – строптиво выкрикнула Миа, расколыхав теплом дыхания дымовую завесу.
- Нужна, – твёрдо сказала бородачка, схватив её дрожащие руки. И откуда, интересно, эта госпожа знает, как довести её до крайней степени раздражения?! – Нужна!
- Не нужно меня трогать! – Миа попыталась было вырваться, но пальцы женщины цепко обхватывали её запястья.
- Повторяй за мной, – колдунья проникновенно посмотрела девушке в глаза, – повторяй, и пламя утихнет.
 Огонь стремительно полз к центру зала, разгораясь всё сильнее. Чёрные дорожки бежали по мрамору, извиваясь нитями паутины. «Это не просто пламя, – мелькнуло в голове у Мии, – камень ведь не горит, даже ребёнок знает это!»
 Анацеа в панике вжалась в колонну, не отводя от девушки выжидающего строгого взгляда. Слепая старушка по-прежнему рассиживалась во главе стола, и не думая убегать. Может быть, она считала, что её час настал? Старческий маразм, никак, накрыл? Миа поморщилась: что может быть отвратительнее смерти в огне, даже если тело уж отжило своё?! Даже одна мысль о лопающихся пузырях на коже и скверно пахнущей золе вместо ногтей может довести до умопомрачения.
- Ну? – Миа подняла взгляд на громоздкую женщину, всё ещё сжимающую её руки.
- Обрываю нити, – отчеканила бородатая, участливо улыбнувшись. – Просто произнеси это.
- Обрываю нити, – повторила Миа, – дальше что?
 Громкий треск рассёк задымлённый туман. Металлическая цепь просвистела в накалённом воздухе, описав упругую дугу прямо за спиной Мии. Девушка подпрыгнула от неожиданности и испуга. Громоздкий светильник, сорвавшись с одной из подвесок, угрожающе накренился. Пепел посыпался на пол серым дождём.
- Смысла-то, – возмущённо фыркнула Миа. – Проще смириться. Ваши Покровители, похоже, решили нас не щадить.
- Ещё раз. Прочувствуй эти слова! Так же, как ты чувствуешь стартовое заклинание. Как ключ.
- Обрываю нити! – недовольно прогундосила Миа, поддавшись на уговоры. В любом случае, терять уже было нечего. Нелепость сложившейся ситуации раздражала её не меньше, чем прикосновения чужих рук.
 Оглушительный хлопок пронёсся над залом, шлёпнув по голове оплеухой. Внезапная тишина опьянила безмятежностью. Ревущие языки пламени исчезли столь же неожиданно, как и появились. Вместе с ними испарилась и мутная хмарь горения. Лишь потухшая люстра по-прежнему болталась на трёх цепях, сиротливо свешивая четвёртую вниз, да обугленная гардина с обрывками штор упиралась в пол.
 Миа задрожала от изумления. Её по-прежнему не верилось в то, что бушующая стихия развернулась и остановилась волей её разума. Может быть, она спит, и в силах управлять этой реальностью мыслями? Стоит попробовать. Можно даже на Нери.
- Неплохо, – по-прежнему безмятежная, как снежное поле, старушка хлопнула в ладоши. – Весьма недурная стихийница, Анацеа. Талантливая девочка. Но не Длань.
- Старейшина Шандрис, клянусь памятью предков, я сама видела, как Миа открыла портал! – Анацеа всплеснула руками. Миа впервые видела её такой эмоциональной и возбуждённой. – Зачем мне врать Вам?
 Старейшина хмыкнула, почесав острый подбородок. Морщинистая кожа на её щеках натянулась, став почти прозрачной.
- Ты открывала портал, Миа? – Шандрис повернула голову в сторону девушки. Мии показалось, что невидящие глаза сжигают её тело сквозь кружевную повязку.
- Открывала, – произнесла девушка уверенно. Выбора перед ней не стоял: для них у неё один ответ. Дать иной означало подвести под трибунал и себя, и Кантану. И Нери до кучи. И почему-то последнего хотелось меньше всего.
- Но как такое возможно? – поинтересовалась старейшина Шандрис. – Ни одна женщина не может обладать двумя потоками. Если тебе дана стихийная магия огня, значит, не дано ничего иного. Может, ты сама знаешь ответ?
- Я не знаю, – Миа старалась говорить твёрдо, – и хотела спросить об этом сегодня у вас, самых мудрых и просвещённых жительниц Девятого Холма. Я ведь ещё юна, к тому же, меня никто никогда не обучал. Я понятия не имею, откуда берёт начало моя сила.
- Может, попытаешься ещё раз? – Анацеа надменно сверкнула янтарями глаз. – Покажи им, Миа!
 Миа отпрянула. Мысль о том, что придётся выжимать из себя магию ещё раз, доводила до беспросветного отчаяния. Желтоглазый взгляд парализовал её, сделав тряпичной куклой. Несмотря на то, что Миа успела возненавидеть Анацеа всеми фибрами души, она не могла не подчиняться её словам. Было в этих интонациях что-то магнетическое, гипнотизирующее. Твёрдость, непоколебимость и уверенность, которых так не хватало Мии. Это восхищало и пугало одновременно.
- Не стоит, – бородачка беспомощно обвела взглядом зал. – Это опасно. Посмотри, что она натворила. Нужно дать ей хотя бы первичные навыки контроля, прежде чем испытывать её мощь снова.
- Я считаю, это необходимо, чтобы прояснить ситуацию! – возразила Анацеа.
- Оставь в покое бедную девочку, Анацеа, – бородачка прижала Мию к себе, вызвав у девушки стойкий порыв отвращения. Однако от женщины приятно пахло сандалом и дыней, и Миа не торопилась вырываться. Этот аромат показался Мии очень знакомым, словно она уже вдыхала его раньше. –  Что если она нам сейчас дыру на Первый Холм сделает и не сможет закрыть? Ты её напугала. Не видишь сама?
- Миа ведь живёт в твоём доме, Анацеа, – промямлила Шандрис. – Ты сможешь наблюдать за развитием её способностей и докладывать об этом Совету. Даже если девочка не Длань, для талантливой стихийницы место у нас всегда найдётся. Что ты думаешь по этому поводу, Миа?
- Я не отказалась бы немного перекусить, – ляпнула Миа, вызвав смех бородачки. – И ещё вздремнуть.
«А ещё я не отказалась бы выколоть глаза госпоже Бессамори, – продолжилась мысль, – чтобы она не смотрела на меня, как на дохлую лошадь. Пусть ходит с красивой кружевной повязочкой, как Старейшина. А то от этого кошачьего взгляда возникает чувство, будто она хочет съесть меня на ужин. Интересно, ест ли она дохлых лошадей?»
 Миа вовремя сообразила захлопнуть рот. Зубы звонко клацнули друг о друга.
- Другого выхода нет, – поддержала Шандрис бородатая.
 Анацеа разочарованно ссутулилась. Вихри каштановых волос заслонили лицо женщины. Миа догадывалась, что прародительница клана Бессамори ожидала от встречи иного результата. Какого – оставалось только догадываться. Может быть, догадки придут в сегодняшних кошмарных снах.
- Анацеа, – Шандрис деловито склонилась над столом, – позаботься о том, чтобы твоя подопечная хорошо ела и отдыхала. Способности отнимают много сил, а девочка ещё совсем ребёнок.
- Я не оставлю её,– Анацеа подозрительно отвела взор и сжала губы так, что они побелели. Миа не догадывалась, о чём говорит выражение её лица, но точно понимала, что не вызывает симпатии у старшей Бессамори.
Впрочем, чувства Анацеа были взаимны.
 Пепел, раскиданный вдоль стен, охватывал некогда белокаменное помещение траурной рамкой. Казалось, что в окно только что влетел снаряд и разорвался, подпалив всё, что горит. Миа смотрела на разрушения, причинённые огнём, и тихо изумлялась сама себе. Знала ли она раньше, что от её взора скрыто множество тайных возможностей?
 Она никогда не понимала, как сильна на самом деле. И никогда не позволяла себе осознать это.



Мария Бородина

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги