Длань Покровителей 2. Заземление

Размер шрифта: - +

Глава 3.5 Посвящение в отступники

5

 Какофония удивлённых вдохов наполнила воздух и тут же сменилась новым залпом тишины. Кантана, неожиданно для самой себя, улыбнулась: страх отступил вместе со словами Элатара. По твёрдому взгляду брата девушка поняла: он понимает, на что идёт. И его решение – хорошо осмысленный ход, а не спонтанный каприз. Элатар продумал всё заранее. Возможно, он сделал выбор ещё до того, как три дня назад явился незваным гостем к ужину в материнский дом.

 Дериадэ испуганно приподняла голову над плечом Кантаны, и тут же снова уронила её, тихо плача. Кантана осторожно погладила плечо девушки. Избранница Элатара слишком устала, чтобы понять всю трагичность происходящего.

 Словно ища ответа, Кантана поймала лик Зейданы. Девушка готова была поклясться, что в уголке рта старшей сестры тоже дрожит улыбка облегчения. По крайней мере, теперь взгляд Зейданы был безмятежен и светел. Вайрана рядом с ней изумлённо хмурила брови, но даже на её лице Кантана не могла прочесть осуждения. Когда янтарные глаза Зейданы вкрадчиво скользнули по её лицу, Кантана рискнула приподнять уголки губ.

 Живой среди настоящих. Треклятые Разрушители… Элатар, ты сделал это! Кантана едва держалась, чтобы не разразиться аплодисментами. Лишь она понимала, на какие жертвы пришлось пойти Элатару, чтобы превозмочь желание безмолвно потакать Устоям. Слишком уж они походили друг на друга в своей нерешительности.

 Анацеа заговорила первой.

- Элатар просто оговорился, – пояснила она гостям спокойно. – Мальчик очень волнуется.

- Не думаю, – Зейдана покачала головой, разбросав по плечам светлые кудри, похожие на древесную стружку.

- Прошу вас, – Анацеа упрямо направилась к центру зала, – дайте мальчику ещё один шанс!

 Барьер, возведённый жрицами, оттолкнул женщину, как котёнка. Ослепительная золотая вспышка – и неведомая сила вернула Анацеа на место.

- Ничего себе, – изумился Нери, проводив взглядом переливающийся луч.

- Теперь ты видел всё, – с сарказмом выдавила Миа.

- У меня всё чаще возникает чувство, что я сплю, – прохрипел парень, лукаво посмотрев на подругу. – Или что мы оба диссоциировали, как ты говорила.

- А, может быть, и вправду диссоциировали? – Миа скосила взгляд и одарила Нери таким неоднозначным взором, что у Кантаны засвербило под ложечкой от ревности.

- Не исключено, что диссоциировал я один, – Нери принялся подыгрывать девушке, и Кантана поняла, что если это будет продолжаться дальше, она взорвётся, – а ты мне просто кажешься.

- Может, тогда это ты моя галлюцинация? – выпалила Миа.

- Не время для шуток! – услышала Кантана свой голос откуда-то издалека, словно он доносился из другой Вселенной. – Прошу вас, ведите себя прилично.

- Прости, Кантана, – Нери робко обернулся.

- Элатар, уверен ли ты в своих словах? – переспросила парня жрица, и Кантана заметила, как по лицу Анацеа скользнула тень облегчения.

 Элатар оглядел зал, будто спрашивая у присутствующих совета. Но никто, увы, не мог повлиять на его решение. Никто не рисковал поддержать его безумную идею, противоречащую Устоям и Положениям, да и толкнуть на смерть не мог тоже. И лишь Кантана уже давно поняла, что желает видеть Элатара живым. Пусть даже с клеймом во лбу, но в реальном мире. Она не могла осуждать даже своего отца за побег от беременной матери. Даже в минуты, когда смотрела с высоты прожитых лет на свою несчастную судьбу, на которую обрёк её именно он. Кантана не испытывала к отцу ни негатива, ни презрения: родись она парнем – тоже отказалась бы от этого зверского обряда. Что может быть хуже, чем умереть у всех на виду, под тянущиеся, заунывные песнопения?!

 Но ещё глупее и унизительнее умирать ради цели, которая прекрасно достижима и без жертвы.

- Я отказываюсь, – прогремел над залом уверенный голос Элатара. Звук набрал объём и, казалось, раздвинул стены помещения, озарив его солнечным светом. – Я готов к ссылке.

- Может быть, дать тебе время подумать? – переспросила жрица.

- И в третий раз я скажу то же самое, – буркнул Элатар. – Я не отдам свою жизнь.

- Так ты готов принять наказание Покровителей, Элатар? – с осждением прогорланила жрица. – Оно будет жестоким.

- Даже если Покровители и следят за нами, они не наказывают, – возразил Элатар с твёрдостью в голосе. – Наказывают люди, за огрехи, придуманные ими же. Но чаще мы наказываем себя сами, и это – самая страшная кара.

 Кантана не без любопытства кинула взгляд на мать. Нет, Анацеа не плакала. Женщина даже не давала воли эмоциям: лишь сложила руки на груди и опустила голову. В глубине души Кантана надеялась, что и мать радуется произошедшему. Конечно, Анацеа никогда не признается в этом ни себе, ни другим, но, возможно, ей будет легче осознавать то, что сын жив.

- Клеймо, – ровно скомандовала жрица.

 Вершитель, подобрав топор, послушно удалился в подсобное помещение. Жрицы принялись разжигать огонь в специально отведённом месте в центре зала.

 Элатар спокойно встал чуть поодаль, ожидая неизбежного. Он знал: ему не сбежать – силовой барьер окружал все выходы. Кантана надеялась поймать его взгляд, но юноша упрямо смотрел в пол. Должно быть, в мыслях он уже попрощался с родными, приняв свою участь.

 Кантана зачарованно смотрела, как Вершитель подносит раскалённый добела вензель на трости ко лбу Элатара, и как он гордо поднимает лицо, встречая жар металла. Он не кричал, как это бывает обычно, когда клеймо коснулось его лба и тонкая кожа запузырилась, обугливаясь. Он даже не вздрогнул, словно находился вне тела, далеко отсюда. И не оглянулся, прощаясь, когда Вершитель выводил его через дополнительную дверь, чтобы отвести на Путь.



Мария Бородина

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги