Длань Покровителей 2. Заземление

Размер шрифта: - +

Глава 7.8 Сквозь туман

8

Лучи утреннего солнца, крадущиеся по половицам, разбудили Мию. Свет стрельнул в глаза, разукрасив темноту красными разводами. Пустота заполнила голову, выветрив тяжёлые мысли, как застоявшийся запах. Зевнув, девушка выпрямила руки и потянулась. Шёлк наволочки заскользил по щекам прохладой.

Веки поднялись и тут же упали обратно. Короткого мгновения оказалось достаточно, чтобы на сетчатке отпечатались плиты потолка и выпуклая лепнина. Но соотносить увиденное с реальностью пока не было сил. Мысли и воспоминания, затуманенные сном, ещё не выстроились в шеренгу и заставляли образы провисать. Но одно Миа помнила точно. Засыпала она не здесь.

Девушка лениво повернула голову и поймала взглядом стеллаж, похожий на распорку между полом и потолком. Место оказалось чужим. Но знакомым, тем не менее. Шальная мысль закралась в голову: неужели ночь перенесла её обратно в Иммортель?! Тут же из памяти, подобно щупальцам неведомого чудовища, выползли воспоминания о ночном кошмаре и разрушили желанную иллюзию, как карточный домик. Дрожь вернулась, наполнив мышцы свинцом. Слишком уж реалистичен был сон…

Рука метнулась по противоположной половине ложа. Пусто! Надежда выскользнуть из кровати прежде, чем Нери заметит её глупую оплошность, улетучилась, как дым. Приподнявшись на локтях, Миа обнаружила, что парень ютится в кресле у стола, поджав под себя ноги. Судя по тому, что одеяло прикрывало его плечи, он пытался заснуть в крайне неудобном положении.

— Нери, — прошептала Миа едва слышно.

К сожалению, парень не спал. Серый глаз, приоткрывшись, осуждающе стрельнул из-под брови. Взгляд сражал насмерть, и причина была ясна, как день. Миа вжалась в подушку, пытаясь спрятаться от стыда. Пуховые валики обняли бока, и по коже побежал мороз. А ведь глупо получилось. Очень глупо. Сейчас она, наверняка, напоминает нашкодившего ребёнка. Или, того хуже, девушку не слишком тяжёлого поведения, коих в Иммортеле обезличивают за преступный промысел. Вернее, так говорят, что обезличивают: на деле они спокойно работают в неброских зданиях без опознавательных знаков, что легко можно найти в каждом районе.

— Нери… — снова сорвалось с губ девушки.

— Проснулась? — проговорил Нери сердито. — Изволь теперь объяснить, что ты делала со мной в одной постели…

— Спала, — Миа почувствовала, что краснеет. — Неужели непонятно?

— Но почему? У тебя есть своя кровать, и она куда просторнее этого несчастного диванчика.

— Мне приснился кошмар, Нери, — попыталась объясниться Миа. — Очень жуткий. Я не понимала, что творю. Думала, что сойду с ума от страха. Поэтому прибежала сюда, чтобы не было так страшно. Но я не трогала тебя, клянусь!

— Только пару раз по стреле провела, — Нери нахмурился, кутаясь в одеяло.

По шее побежали мурашки. Так значит, он притворялся?! Вот это фокусы! Делал вид, что спит, и никак не пресёк её попытки! Это попахивало подлостью — самой настоящей. Горькой, как правда, и солёной, как слёзы.

И что же делать? Ведь обижаться на Нери не имеет смысла. Как теперь оправдать себя? Ответ напрашивался сам собой: никак. Можно лишь попытаться сохранить то, что они имеют. И понадеяться на то, что Нери тоже это необходимо.

— Я думала, ты спал! — выкрикнула Миа, пытаясь спрятать отчаяние.

Нери покачал головой и нахмурился. Рассерженный взгляд бил канонадой сквозь сетку волос. Миа тщетно ждала, что уголки губ Нери привычно приподнимутся в улыбке Джаконды, и тяжесть бремени растает, как ни в чём не бывало. Но улыбаться Нери на этот раз не собирался. Парень лишь сильнее натянул одеяло на плечи. Взгляд товарища по-прежнему казался серьёзным и сердитым.

— Я правда не хотела ничего плохого.

— Миа, — Нери выглядел обеспокоенно, но ни нотки сочувствия в его голосе не слышалось. — Это путешествие поневоле сблизило нас, и… даёт определённые надежды. Но я не хочу, чтобы…

Он замялся, кусая губы. Краснота побежала по его щекам, расплываясь под глазами.

— Не до отношений сейчас, — проговорил Нери, наконец, подобрав слова. — Тем более, не для тех, которые перешагивают границы платонических.

— Говорю же, что не хотела ничего! — Миа вскочила с дивана и покрепче запахнула халат. — Какие отношения?! Мне было страшно, понимаешь, голова ты деревянная! Ты что, не знаешь, что такое паническая атака?!

— В твоём возрасте пора бы научиться вести себя серьёзно. Неужели темноты боишься?!

— Ты ничего не знаешь! — выкрикнула Миа в ярости. — Ни обо мне, ни о том, почему…

Она запнулась, проглотив окончание фразы. Страх снова накатил кровавой волной, распространяясь всё дальше по сосудам с каждым ударом сердца. Казалось, что воспоминания, с таким трудом заблокированные, вот-вот прорвутся наружу. «Не рассказывай никому об этом, — всплыл в памяти успокаивающий голос мамы. — Кошмары живы, пока их хранит чья-то память. Не дай им разрастись». Простой и чёткий совет. Но как же тяжело следовать ему. Почти так же, как не есть после шести вечера.



Мария Бородина

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги