Длань Покровителей 2. Заземление

Размер шрифта: - +

Глава 11.3 Новобранец и презумптор

3

Отделение встретило металлической пустотой стен и застоялым запахом нечистот, от которого не спасали даже мощные кондиционеры. Из-за мути защитного перекрытия, надёжно заслоняющего окна холлов, атмосфера казалась ещё более мрачной. «Тут поневоле диссоциируешь», — подумал Гандива, стараясь не дышать. Одна мысль о том, что на рецепторы носа передаются импульсы, исходящие от продуктов чужого метаболизма, вызывала дрожь и холодную панику. Гандива засунул руки в карманы выданного на проходной реаниматорского костюма и с удовлетворением нащупал коробочку дезинфицирующих салфеток. От тошнотворной вони они, конечно, не спасут, но, по крайней мере, он не запачкается. Негативные эмоции откатили, вернув рассудку спокойствие и стабильность.

— Дальше по коридору, — пробормотала Дея за его спиной. — Предпоследняя комната налево. Реаниматоры подготовили пятерых анкетируемых для нашей работы, и Вам, Гандива, нужно будет с особой тщательностью опросить каждого, используя вопросы заготовленного образца.

— Я всё понял, — отрезал юноша, не оборачиваясь. От Деи приятно пахло дыней и сандалом, но лишний раз созерцать её обрюзгшую тушу у Гандивы не возникало ни малейшего желания. — Вы будете наблюдать за моей работой, доцент Дея 26?

— Я доверяю это дело Вам, потому что хорошо знаю Ваш потенциал и степень ответственности. Реаниматоры в курсе, — пояснила Дея. — Просто пройдите процедуру идентификации на мобильном регистраторе. Я в это время должна буду изучить медицинскую документацию, иначе мы не успеем. На всё про всё у нас два часа, и отсчёт уже идёт.

— Ясно, — кивнул Гандива. Ему по-прежнему казалось, что Дея по известной ей одной причине недолюбливает его. Впрочем, она тоже не вызывала у него восхищения. Слишком молода и неопытна для декана.

Терпкая прохлада коридора прошлась по лодыжкам. Остановившись у нужной двери, Гандива предусмотрительно извлёк из коробочки первую салфетку. Вонищу нечистот разбавил специфический запах дезинфицирующего вещества, кажущийся теперь благодатным. Пройдя процедуру идентификации, Гандива спешно обтёр запястье экотканью. Не хватало ещё болезнетворные микроорганизмы домой принести!

На экране регистратора, укреплённого у дверного косяка, заплясали красные буквы. «Гандива 2. Факультет пространственных трансформаций. Курс 3. Доступ подтверждён». Дверь медленно откатилась влево, вливаясь в простенок. Неимоверно яркие солнечные лучи полились из проёма на кроссовки. Перед глазами предстало большое светлое помещение, разделённое на две части прозрачной преградой.

— Входите, — пригласила его реаниматор, указывая на дверь в перегородке. — Можете не представляться. Мы в курсе, профессор Аарон получил для вас разрешение главного реаниматора.

— Я уже знаю об этом, — пройдя сквозь проём в часть кабинета, которой было отведено целое незащищённое окно, Гандива устроился за столом. Подумав о том, что эту столешницу, возможно, лапали грязными руками реаниматоры или пациенты, парень прикрыл ладони трикотажными рукавами джемпера цвета слоновой кости. — Мы не задержимся долго.

— Вас ознакомили с правилами беседы и техники безопасности?

Гандива молча кивнул в ответ. Ему хотелось поскорее завершить этот бессмысленный разговор.

— Отлично. Пациент, которого Вам приведут первым, ещё не вышел окончательно из острой фазы. Если он не захочет отвечать на вопросы — не настаивайте. Нам важно сохранить достигнутый результат. Если после вашего посещения возникнут проблемы, главный реаниматор может остаться недоволен.

Гандива задумчиво хмыкнул. У него в голове не укладывалось, как можно не настаивать, если его цель — собрать опросники полностью. У всех пятерых. И ради этой цели он готов был свернуть горы. Важно показать Дее, что она не зря доверяет ему — на будущее пригодится. Но дабы не разжигать конфликт, юноша кивнул. Удостаивать реаниматора долгих объяснений он считал излишним.

Дверь снова отъехала, и из коридора повалил густой неприятный запах. Гандива задержал дыхание, наблюдая, как реаниматор покидает помещение. Воспользовавшись одиночеством, он достал новую салфетку и тщательно вытер столешницу. Едва заметные желтоватые разводы, отпечатавшиеся на белоснежной экоткани, подтверждали, что он волновался за своё благополучие не напрасно.

Не прошло и минуты, как реаниматор вернулась. Рядом семенил крупный черноволосый парень, обвязанный силиконовыми смирительными ремнями. Для обладателя спортивного телосложения пациент выглядел чересчур жалко. Но взгляд гостя, как успел заметить Гандива, был на удивление трезвым — таких глаз не встретишь у диссоциировавшего.

Реаниматор хлопнула ладонью по стеновой панели, и от противоположной стороны стола за преградой перегородки отъехало мягкое кресло. Ослабив ремни, женщина указала пациенту на сидение, и тот, не сопротивляясь, опустился на мягкую подушку. Жадные, но чистые глаза уставились на Гандиву сквозь инертное стекло.

— Меня зовут Гандива 2, — представился Гандива, следуя инструкции.

— Это имеет значение? — пациент вскинул хорошо очерченные чёрные брови.



Мария Бородина

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги