Длань Покровителей 2. Заземление

Размер шрифта: - +

Глава 11.4 Новобранец и презумптор

4

26 июня 2340 г

Гандива спускается на первый этаж, сонно шаркая тапками. Пряный аромат свежесваренного кофе уже разливается по коридору. Он принюхивается, как гурман, и уголки его губ трогает улыбка. Мама всегда кладёт щепотку корицы в горячий напиток. Значит, она ещё не ушла. Интересно, почему?

Прозрачные двери разъезжаются в стороны, открывая проход на белоснежную кухню. Стёкла окна мерцают радужными переливами, стреляют бликами в купол потолка.

Да, мама здесь. Она потягивает кофе, распластав ладони по столу.

— Доброе утро, мой мальчик, — лучезарная улыбка отпечатывается морщинками в уголках её глаз.

— Взаимно, — Гандива с охотой отвечает на её улыбку. Иногда ему кажется, что мама — единственный человек, которому он способен искренне и с чувством улыбаться. — Ты ещё не на работе? Но почему?

— Взяла отгул, — поясняет мать, отпивая кофе. — Хочу побыть с любимым сыном в первый день его каникул.

— Их у нас будет ещё очень много, — согревая ладони о припотевшее стекло бокала, Гандива садится рядом. — Если быть более точным, целых шестьдесят семь!

Мама отводит взгляд и неожиданно меняется в лице.

— Боюсь, что нет.

Бокал скользит в ладонях, угрожая упасть. Слова застревают в горле вместе с колкими крошками удушья. Ещё вчера утром, провожая его на последний экзамен, мать строила радужные планы. Она обещала выпросить у начальства отпуск и съездить с ним на северную окраину Иммортеля на пару недель. На элитную базу отдыха с горнолыжным курортом. Туда, где круглый год под огромным куполом лежит искусственный снег. Гандива, окрылённый, шёл в школу, согревая сердце мыслями о снеге в летние каникулы. Пропуск в Далион — настоящая роскошь, которой редко удостаивается даже городская элита! Но если мама обещала, значит, дядя уже всё решил. Всё схвачено.

А что же теперь?

— А как же поездка в Далион? — слова срываются с губ, как пули.

— В другой раз, — мать виновато опускает глаза. — Прости меня, дорогой. Я думала, что всё будет хорошо. Но сегодня утром, когда я забирала твой годовой аттестат, мне вручили это.

Белый конверт из тонкого пластика скользит по столу и останавливается около Гандивы. Он касается безупречно гладкой поверхности. Холодок свербит под ложечкой — дурацкое предчувствие неладного. Отпечатки пальцев тают, едва он поднимает ладонь.

— Санкции? — вопросительно произносит он. — За что?

— Будет лучше, если я прочту тебе это.

— Я сам! — Гандива распечатывает конверт. — Я хочу скорее узнать правду.

— Гандива, нет! — мать пытается вырвать конверт у него из рук, но лишь разливает кофе.

— Я же сказал, что сделаю это сам. Читать я умею.

Гандива достаёт из конверта толстый буклет. Белоснежный картон, красные буквы. Следом на стол падает сложенный вчетверо лист бумаги.

— Социализатор каникулярного пребывания?! — о, это пренеприятнейшее удивление. — Туда ведь только изгоев отправляют…

— Ты не изгой, Гандива, — поясняет мама. — Прочти внимательно.

— Презумптор?! — Гандива словно слышит свои слова со стороны. — Что это такое?

— Читай же дальше.

Чёрный рой ровных букв бьёт по глазам. Строчки пляшут и разъезжаются. Белый пластик буклета кажется неимоверно ярким. Каждое слово — как клеймо в подсознании.

— Уважаемые Мария 1448 и Лариэт 12. Уведомляем вас, что, согласно исследованию, проведённому в рамках программы социализации пре-имаго… — слова застывают на губах. — Я ничего не понимаю.

— Это я виновата, — мама вытирает глаза.

— Ваш сын Гандива 2 является презумптором в коллективе своего класса? — вопросительно произносит Гандива. — Звучит гордо.

— Если бы, — вздыхает мама. — Это означает, что все в классе тебя… не принимают!

— Но как?

Просто не укладывается в голове. К его словам прислушивается весь класс! Ему улыбаются при встрече. Никто в этой школе и пальцем его не тронул! А дело, оказывается, вон как обстоит. Они прячут камни за пахухой. Все до единого! Презумптор. Презумптор…

— Я, должно быть, неверно воспитала тебя, — всхлипывает мать.

— Ты не виновата, — твёрдо говорит Гандива, складывая буклет пополам. — Я поеду в социализатор, если это необходимо. Только не плачь. Я уверен, что там не так плохо, как думают все.

— Я обязательно поговорю с психологами смены, — мама улыбается сквозь слёзы. — Они обязаны знать, что к ним едет исключительнейший пре-имаго! Тот, что на голову выше остальных!

— Мама, — Гандива бьёт кулаком по столу. — Зачем мне доказывать кому-то своё превосходство?! Я ведь не…



Мария Бородина

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги