Длань Покровителей 2. Заземление

Размер шрифта: - +

Глава 12.1 Ночные странствия

1

— Бежишь от трибунала, Длань Покровителей? — голос, не узнать который было невозможно, мышью прокрался через завесу сумрака.

Миллиарды ледяных стрел вонзились Кантане в спину. Ужас сковал суставы, не давая повернуться. Поток ночного ветра, несущий с собой крупинки измороси, наотмашь ударил по щеке. Кантана разжала руки, выпуская Нери из прощальных объятий. Привкус надвигающейся беды на языке стал слишком явным.

— Мама… — сорвалось с её губ.

Ворона-полуночница закаркала вдалеке, как вестник приближающейся опасности. В танцующих клубах тумана, подсвеченных фонарём луны, нарисовалась знакомая тень.

— Кажется, закончился наш побег, — пробормотала Миа, пятясь к повозке.

Степенная фигура Анацеа выплыла из дымки колючего мрака. Оранжевое манто с меховой отделкой скрывало побледневшие от холода руки. Хлипкий зонт гнулся под порывами ветра над головой; спицы ритмично поскрипывали, размеряя время по секундам. Лицо Анацеа, как и обычно, сражало безмятежностью: казалось, что строгие, ледяные черты высечены из камня. Лишь искры в глубине зрачков выдавали отчаяние и решимость.

— Дочь моя, — выговорила она монотонно, — так вот ты где!

Мурашки побежали по плечам. Вот и перевёрнута последняя страница. Голые деревья зашумели во мгле, оплакивая последние спокойные минуты. В том, что правда всплыла на поверхность, не осталось никаких сомнений. Слишком уж хорошо Кантана знала мать, чтобы игнорировать очевидное.

Кантана слышала, как участилось дыхание Нери. Должно быть, его сердце сейчас колотится, как двумя часами ранее в библиотеке. Только теперь от страха, а не от вожделения. Противостоять железной леди из Совета в огненных одеяниях будет куда сложнее, чем неразумной девчонке. Даже вчетвером.

Миа испуганно вжалась в повозку, прикрывшись распахнутой дверцей, словно она могла послужить щитом. Изморось остывала в её волосах бриллиантами крупных капель. Азаэль расправил плечи перед нею, словно пытаясь спрятать от всевидящего ока старшей Бессамори. И первой целью, застигнутой тяжёлым взглядом Анацеа, стал именно нефилим.

— Азаэль, — выдавила Анацеа, едва двигая губами, — это ты освободил Мию, нелепое порождение Разрушителей? Я была лучшего мнения о тебе…

Азаэль отпрянул к повозке, словно опасаясь лобовой атаки. Сухая трава зашелестела под сапогами. Неподдельный ужас расширил его вертикальные зрачки.

— Я не мог оставить Мию в беде, Госпожа, — пробормотал он сдавленно.

Кантана услышала, как Миа шумно вдохнула воздух, готовя речь. Светловолосая голова прытко высунулась из-за плеча Азаэля.

— Я — не Длань, — раздался в темноте голос иномирянки. — Вы просчитались. Поэтому я не собираюсь больше сидеть в заточении и терпеть Вашу ненормальную опеку, которая мне не далась.

— Я знаю, Миа, — отрезала женщина, — поэтому и разговариваю не с тобой.

Кучерявый край облака пробороздил лунный лик, добавив мраку насыщенности. Каменный взор Анацеа впился в лицо Кантаны. Словно готовясь к защите, девушка отступила на пару шагов. Стебельки разнотравья защекотали лодыжки. Как во сне Кантана ощутила, что Нери поддерживает её за талию.

— Мама, — прошептала Кантана, чувствуя, как на глаза набегают слёзы. — Мне жаль.

Зловещее карканье ворон снова растревожило ночь, заглушив вздох. Стайка чернопёрых птиц взвилась в ночное небо, подняв к облакам пыль. Обернувшись, Кантана заметила, что Миа уткнулась в спину Азаэля. Плечи девушки мелко подрагивали под покровом волос. Плакала она или смеялась?

Анацеа с недоверием вздёрнула подбородок.

— Привела гостей из-за завесы в мой дом, — голос прародительницы клана был холоден и строг, — да, дочь моя?

Кантана едва держалась, чтобы не зарыдать в голос. В голове крутилась одна лишь пугающая мысль: мать уже определила её будущее. И решение не подлежит обсуждению. Как и обычно. Во что бы то ни стало, мир повернётся к солнцу так, как повелела Анацеа Бессамори. Так было всегда, ничто не изменит этого. Уповать на жалость было бесполезно. Кантану не могли спасти ни счастливый случай, ни тщетные попытки решить проблему без противостояния.

Холод межсезонья дробил кости. Расплата была рядом — на расстоянии вытянутой руки. Личное Возмездие сжигало Кантану глазами матери. Девушка зажмурилась, чтобы спрятать первые слезинки.

— Мы все ошибаемся, — выдавила она, дрожа, как осиновый лист.

— Некоторые ошибки стоят слишком дорого, — Анацеа приподняла бровь. — Сначала Элатар, а теперь и ты? Подумать только: почти восемнадцать лет любимая младшая дочь нахально плевала мне в душу.

Кантана снова осмелилась посмотреть в глаза матери. Взгляд Анацеа казался равнодушным, но не нужно было объяснять, какая боль гложет её на самом деле.

— Я боялась, мама, — промямлила Кантана. Былая уверенность и решимость в мгновение ока покинули её, опустошив. — Ты ведь всегда поступала правильно. Скажи я тебе правду, ты четвертовала бы меня и отправила к отступникам, ни секунды не мешкая. Ты не отмылась бы от позора, если бы в городе обо всём узнали.



Мария Бородина

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги