Длань Покровителей 2. Заземление

Размер шрифта: - +

Глава 3.1 Посвящение в отступники

1

 Ночь сгущала краски, наполняя небо тягучими чернилами. Тучи, набежавшие на Девятый Холм днём, расступились и открыли путь свежему лунному сиянию. Бриллиантовый свет загорелся на хрупких от мороза ивовых ветвях, заглянул в окно белёсым глазом. Блики побежали по атласной наволочке.

 Успокаивающий отвар в чашке окрасился бирюзой. Помедлив, Анацеа поднесла ободок сосуда к губам. От пряного запаха валерианового корня затошнило. Откинув голову назад, женщина осушила чашку. Тонкая струйка напитка побежала по подбородку и щупальцем скользнула по шее вниз. Отвратительная тёплая горечь спустилась под рёбра, но сердце так и не переставало заходиться, сбивая дыхание.

 Анацеа натянула одеяло повыше, пытаясь спрятаться от гнетущего страха. Но тягостные мысли по-прежнему не оставляли, тлея затухающим костром у самого сердца. Они вгрызались в её существо ядовитыми щупальцами, растворяли его в тоске, не давая шансов. Должно быть, все матери не могут спать последние ночи перед ритуалом Посвящения.

 Днём Анацеа с Зейданой заезжали к Элатару и Дериадэ. Сын в этот раз не пожелал даже выйти. Несмотря на то, что жрицы прикладывали все усилия для того, чтобы их малышка выжила, Эладе уже вторые сутки била лихорадка. Сегодня она отказалась от груди. А когда Дериадэ поднесла к её ротику пипетку с молоком – зашлась в кашле и посинела… Кажется, самые худшие опасения реализовались. У Эладе – лёгочная. Как и у бедняжки Сиазе.

 Анацеа до сих пор помнила Посвящение Сиазе, не возымевшее результата. И она лучше всех понимала, как страдала и продолжает страдать её средняя дочь. Зейдана даже не пожелала взять себе второго мужа после произошедшего, хотя на её руку и сердце было множество претендентов. Что, если Дериадэ – единственная дочь своих родителей – повторит её судьбу?!

 Может быть, зря она не дала Элатару возможности высказаться?

 Теплота отвара разлилась внутри, как туман поутру. Прикрыв глаза, Анацеа положила руку на живот. Нет, она поступила верно, решив сложный вопрос в пределах своей компетенции. Кто она такая, чтобы перечить самим Покровителям? Да, однажды они указали на Анацеа, как на связующую нить между Избранными и Высшими, но это не даёт ей права изобретать свои законы. А уж, тем более, идти против Устоев и Положений.

 За окном процокали лошадиные копыта. Сквозь штору Анацеа видела, как у калитки остановилась повозка фонарщика. Выпрыгнув наружу, мужчина достал складную лестницу и, стараясь не потерять равновесие, поспешил к фонарному столбу у ограды. Через минуту оранжевое пламя светляком забилось в металлической клетушке. Стеклянную изморось лунного света разбавил жар открытого пламени. Следом заполыхала точками нить гирлянды. Город во всю готовился к празднику Смены Дат.

 Анацеа повернулась на бок, наблюдая за танцами языков огня. Может быть, она приняла бы закономерное для её сына Посвящение не так близко к сердцу, если бы не переполох с расцветом Длани. Анацеа лучше всех знала, чем опасны порталы. И она почти поймала истину за хвост! Но дело внезапно вернулось в мёртвую точку. Миа – не Длань, а обычная стихийница.

 Тогда кто?

 Никого больше в комнате не было. Только Анацеа, Миа и…

 Кантана?!

 Глупости. Младшая Бессамори, конечно, не промах, но перед Покровителями она чиста. Да и шкуру свою под удар подставлять точно не будет. Анацеа допускала, что Кантана могла раздобыть словесный ключ и, любопытства ради, попробовать свои силы в магии. И её саму иногда распирало желание узнать, какой силой обладала бы Кантана, если бы всё сложилось иначе. Большинство девочек, родившихся в день Хаоса и обречённых носить фиолетовые одеяния – колдуньи, но иногда среди них встречаются и пророки-сновидицы. И огненные стихийницы, обладающие особой мощью. Как, например, Миа.

 Но Длань – и есть колдунья, подчиняющая силу Хаоса! И, наверняка, эта девушка носит фиолетовые одеяния…

 Или должна их носить.

 Сердце внезапно заколотилось чаще. Анацеа глубоко втянула спёртый воздух и задержала дыхание. Как ни странно, на этот раз помогло. Страх отступил, послав по мышцам тёплую волну расслабления. Может быть, отвар, наконец, начал действовать.

 И как могло такое подуматься? Ересь! Стоило ли притягивать факты за уши, чтобы возвести напраслину на собственную дочь?!

- Простите мне дерзкие мысли, Почтенные Покровители, – пробормотала женщина, закрывая глаза. – Дайте мне сил и мудрости пережить этот период. Примите моего сына и избавьте его от боли и мучений. Укажите на Длань и решите за меня, что делать с ней. Я непременно оправдаю ваше доверие.

 



Мария Бородина

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги