Долг и любовь. Королевская месть

Размер шрифта: - +

Глава 23.

- Бабушка, - они стояли в широком коридоре. Маргита уже показала многое в замке, и сейчас остановилась, чтобы открыть очередную дверь, на этот раз запертую. - Я хотела спросить, зачем это нужно. В смысле, почему ты так уверена, что Лорду Джоанесу и Императору нужно мстить? Отца казнили по ложному обвинению. Но ведь доказательства кто-то сфабриковал?

Женщина, наконец, открыла дверь и жестом пригласила внучку в комнату. Вероника ожидала, что она рассердится, но княгиня осталась спокойна.

- Это кабинет твоего отца. Здесь ничего не изменилось за это время. Даже вещи лежат, как лежали. Я никого не пускаю сюда.

- Чисто, - девушка провела пальцем по мареной дубовой столешнице.

- Магия.

Кабинет был прост, но гармоничен. Сочетание величественности и уюта. Он явно принадлежал мужчине, но мужчине-эстету, а такие бывают нечасто. Роне подумалось, что здесь не хватает запаха дорогих мужских духов, интересно, какой парфюм предпочитал отец?


 Стены украшали портреты: свадебный общий родителей - мама веселая грациозная загорелая в белом платье и синем с серебром, в геральдических цветах ДэрМоррантаров, плате замужней. И отец, папа, веселый молодой, красивый. Без слащавости и женственности, с очень благородным лицом. Огромные, цвета летнего неба, глаза лучатся счастьем, золотые, зачесанные назад, волосы сияют в запечатленном на холсте солнечном свете.

А с другой стены смотрят те же небесные глаза, и также горят золотые локоны. Там портрет девушки, совсем юной и очень милой. Красивой, очень красивой, но не величественной придворной леди, а дорогой куклы.

Женщины похожие на кукол бывают не редко, но обычно в их чертах есть некий притягательный изъян, задерживающая взгляд дисгармония. А здесь нет, взгляд скользит, не за что, не цепляясь. Однако возвращается вновь и вновь, пытаясь найти красоту, которая его манит, не понимая, что уже нашел ее, что здесь все идеально. Только вот идеал этот уменьшенный - маленькая копия прекрасной женщины. Не ребенок, не детская кукла, а коллекционная. Статуэтка.

Но в кукольных широко раскрытых глазах, обрамленных длиннющими ресницами, читается совсем не игрушечный и далеко не детский взгляд. Там гордость, пламя, Сила.

И Вероника, наконец, поняла в кого она такой родилась. Маленькой и хрупкой, нежной и милой. Внешне.

- Даже еще лучше, - Маргита улыбалась, смотря на разглядывающую портрет внучку. - Темные локоны, глаза ореховые, оленьи. Больше яркости. В контрасте с сахарно-ванильными мягкими чертами еще интересней. Тебя будут долго помнить.

- Почему? - Вероника резко развернулась. - Зачем нужно мстить Лорду Джоанесу и Императору?

Княгиня засмеялась.

- Да, помнить точно будут долго. За бантиком губок спрятаны зубки.

Рона отвела взгляд, но чрез мгновение, упрямо вновь вернула его на бабушку, ожидая ответа.

- Они хорошо отнеслись к тебе, да?

- Да, очень по-родственному. Я...

- Ты стала задумываться о том, что все эти планы могут быть не нужными?

Вероника промолчала, но ответ и не требовался.

- Рона, тебя ведь можно так называть?

- Тебе можно, конечно.

- Понимаешь, дети Джона и сам Джон - это не одно и то же. Что же касается фальсификации доказательств обвинения, то сам Джон это и сделал.

Глаза девушки широко распахнулись. - Зачем? - Она пыталась осмыслить новую гипотезу.

- Я знаю, твоя мама считала его не виновным, жертвой ситуации, заложником должностных обязанностей. Но Аньес ориентировалась на Алека, а твой папа очень пристрастно относился к Джону. Он его очень любил, до последнего, даже, когда Джон ему не поверил, считал братом. А Раила он уважал, и тоже любил, они были друзьями.

- Это все понятно, но совершенно не объясняет, зачем Лорду Джоанесу нужно было убивать папу.

- Он завидовал ему.

- Не понимаю. Почему?

- Потому что твой отец был настоящим Великим лордом, законным наследником повелителя Моррана и орлеттской Леди. Его кровь была чиста, Сила огромна. Он был родным сыном Орлетты.

- И... Джоанес всем этим не обладает?

Маргита усмехнулась:

- Не совсем.

- Но...

- Ты знаешь, кто его мать?

- Да, сазорийка.

- Сазорийская тварь! Так, и никак иначе. Сазорийцы не люди, они противоестественный гибрид теплокровных и ящеров. У них другое строение Силы. Поэтому полукровка никогда ничего толком унаследовать не может, ни сазорийской магии, не человеческой.

- Я знаю, в Алагейзии сейчас исследуют этот вопрос. Но ведь Джоанес родился приличным магом.

- О-о, это было сверхъестественное везение. Все были уверены, что братик из-за своей сумасбродной любви навсегда погубил родовую Силу. Но обошлось. Для того, что Джон мог иметь будь у него нормальная мать, он родился слабым. Но все-таки не лишенцем. И по общим меркам он действительно силен, но не для своего рода.

- И? Из-за этого убивать?

- Когда Алек впервые приехал в Орлеатт, все думали, что он бастард моего отца. Он был очень похож на меня, внешне настоящий ДэрЭстрель. А Джон похож на сазорийку.

- Он очень красивый.

- Ты только морранцам не говори, здесь такую красоту не оценят.

- Почему?

- Рона! Он плод противоестественного союза, полукровка разных видов, не рас, а видов! Гибрид, монстр, урод!

- Мне кажется, это слишком сильно сказано.

- Тебе кажется. Его защищает громкое имя и милость Раила, только поэтому общество его принимает.

- Если так, то как ему жену сосватали?

- У Малены в роду тоже сазорийцы были, пару поколений назад, но это не важно. В Морране случается иногда, если узнают, ребенка убьют, а если и нет, отверженным он будет точно. Но внешне все северяне похожи, что касается Силы, можно сказать, что не уродился ребенок. Все это очень грязно, но бывает. А том, что у Малены не слишком чистое происхождение узнала я, ее родители были вынуждены согласиться на этот брак.



Вира Дмитриева

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги