Долг и любовь. Королевская месть

Размер шрифта: - +

Глава 30.

Яркое солнце пробилось сквозь тяжелые шторы. Сладко потянувшись, девушка открыла глаза. Сегодня она проснулась счастливой, ведь этот день - один из самых заметных в ее жизни - восемнадцатый день рождения, совершеннолетие. Не сказать бы, что для нее сильно что-то изменится, но все-таки - событие.

Легко соскочив с кровати, она подбежала к почтовой шкатулке, там уже должны быть подарки. Из нее она извлекла небольшую, примерно с ладонь, сферу, похожую на сгусток воды. Но к воде она не имела ни какого отношения, это было завихрение пространства - сложная магическая технология, позволяющая поместить в маленькое место большие предметы. Очень большие.

Вероника бросила ее на пол, однако до поверхности сфера не долетела, развернувшись в полете и обдав владелицу горой подарков.

Девушка тяжело вздохнула, день рождения - праздник хороший, но есть у него и неприятный момент: Алагейзия не Орлетта, в островном королевстве нет запрета на упоминание августейших особ всуе, и запредельных значений их портретам там никто не придает, наоборот, тема личной жизни короля и инфанты - самая популярная в газетах, салонах и кухнях. К своей маленькой принцессе алагейзийский народ исптывал поистине нежные чувства. А день рождения - это такой праздник, когда любой желающий может прислать подарок кому угодно. Их, конечно, проверяют, но проблема-то не в этом. На день рождения ей дарят цветы в промышленных количествах, как доставляют на вырабатывающую масло фабрику. И только розы, разные, но розы. Почему-то все уверены, что они ей нравятся, Рона бы сказала, что ненавидит их, если бы не патриотизм - все-таки символ любимой страны.

Каждый цветок был вставлен в тонкую конусообразную емкость со специальным раствором, переживать об их сохранности не стоило, даже наоборот - это надолго. Надо придумать, куда их деть, но пока чтобы не мешали: резко взмахнув рукой, девушка привела оранжерею в вертикальное положение и составила в несколько ярусов. После чего принялась разбирать остальные подарки: было много конфет и десертов, тоже от народа, знакомые ей дарили в основном книги и украшения, что она любит и то, и другое знали все, и это соответствовало истине. Только Гелен выделился, подарил большой, очень красивый фарфоровый сервиз инкрустированный жемчугом, с припиской: «Теперь ты взрослая, пора задумываться о домашнем уюте».

От дяди пришел брильянтовый гарнитур. Но когда Вероника открыла его письмо, оттуда выпала маленькая брошка, посмотрев на нее задумчиво несколько секунд, девушка полезла в шкатулку, где лежала найденная у бабушки подвеска. Орлы оказались абсолютно идентичны, словно из одной парюры. Удивившись, Рона раскрыла письмо:

«Дорогая моя детка! Вот ты и выросла, моя маленькая принцесса. Сижу сейчас, думаю: а ведь совсем не моя, все должно было быть не так, совершенно иначе. Перед глазами стоит образ мужчины, которого ты так и не узнала, которого больше жизни любили твоя мать, но для него честь была дороже жизни, счастья, семьи. В приоритете перед честью только Империя. Нам алагейзийцам этого не понять, ведь страна и есть твоя семья, твой дом. Но ведь ты их понимаешь. Тешу себя надеждой, что сколь бы не была драгоценна Родина, любимой страной для тебя останется твой солнечный остров. Какие интриги бы не плелись в Империи, что бы ни было там, здесь тебя любят и ждут.

В день смерти твоя мама рассказала мне одну историю и взяла клятву, что в день совершеннолетия ты ее узнаешь.

На похоронах твоего отца было очень много людей, в том числе и тех, кого не слишком бы хотели там видеть. После все более-менее значимые лица пошли на поминки, это тоже было не очень приятно, там был и Раил, и Джоанес, не меньше, если не больше, хозяев раздражало присутствие Эусебии. Здесь надо пояснить: в те дни (да и сейчас, но не так ярко) Орлеаттский двор делился на две неофициальные партии: тех, кто за Манилику и друзей Эусебиии. Сравнение довольно странное, учитывая, что императрица уже была в могиле, но на самом деле причины деления были несколько иные. Первые - более могущественные старые роды, Высшие лорды, коренные орлеттцы и нелюди, с которыми они в вечном союзе (не очень понимаю этот термин, учитывая, что издревле людьми называли всех теплокровных - наш вид с разными расами). Вторые - новые люди, мелкие появившиеся при дворе с Эусебией роды, альдонцы, находящиеся в неясных отношениях с Эльредом и выступающие против тесных отношений с нелюдями (Раилу они это, конечно, не пропагандировали). Вторые формировались вокруг княгини и Эльреда, хотя он был вроде, как и не причем. Первые - вокруг твоего отца. На этом впоследствии и строилось обвинение, конечно всех приверженцев «старых» идей в сообщиники не записали, однако оттуда вся идея и возникла: дескать, Алекс не доволен вторым браком Раила (это правда), появлением альдонцев при дворе, хотя со времен Андраса Великого их там не привечали (да, он их не любил) и в результате он задумал свергнуть Раила, посадить на трон зятя (к моменту коронации, уже зятя) и стать регентом (все это уже не правда). Как ты понимаешь, альдонцы к его смерти были вроде, как и не причем, а вроде бы... в общем, на этих поминках атмосфера была, как на поле брани перед битвой. Все нервничали и боялись, что драка все-таки начнется.

Аньес пошла к тебе, а по пути к ней подошел Эльред и попросил твоей руки. Аньес отказала, конечно, сказала, что помолвлена. Собственно в те дни, никто не предполагал расторгать помолвку, даже, когда той отец находился под обвинением. Вообще Александр ни когда бы, не выдал тебя за Эльреда, у них были сложные отношения, к тому же, у вас очень большая разница в возрасте. И тем более не выдал бы за Даллана - «бастарда этой кокотки», как тогда говорили. У твоего отца, и взгляды и круг общения были идентичными с ДэрЭстрелями -

такие консервативные силы, впрочем, я уже объяснил. Как получилось, что Алек казнен, а Джон по сей день при дворе, никто не понял.



Вира Дмитриева

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги