Долг и любовь. Королевская месть

Размер шрифта: - +

Глава 7.

— Как тебе Целительство и Минералогия?

— Интересно, — Вероника вяло ковырялась в тарелке с обедом.

— Эна мне сказала, что Нэль ведет себя несколько вызывающе? — задал Сэдрик очередной вопрос.

— Все не так уж серьезно, подумаешь, выказала пренебрежение.

— Не обращай внимания, Нэль, она такая. От отца ей целеустремленность передалась, а от матери быстрая смена интересов. Это ненадолго, — попытался успокоить блондин.

Андрас скептически хмыкнул.

— Как знать. За мной она четвертый год гоняется.

— Просто здесь внимание переключить не на кого.

— Ага, из всех симпатичных парней, братья да я, — усмехнулся староста.

— Именно. А это, еще, что такое? — в словах графа проскользнуло неожиданное раздражение.

К Веронике подлетела крупная, с кулак взрослого мужчины, бабочка, ярко-голубая с желтым узором на крыльях, она села прямо на руку девушки и в тот же момент обернулась бумажной фигуркой. Рона раскрыла посланницу, текста там было немного.

— «Завтра с полудня и до вечера я свободен. Если хочешь, приходи. Аларик», — бесцеремонно зачитала компании Эналия, сидящая рядом с алагейзийкой. — И как это понимать? Любовная переписка с профессором на второй день знакомства? — в голосе оборотницы появилось неприкрытое ехидство.

— Почему любовная? Мы в первый день после занятий в библиотеке столкнулись, профессор обещал мне с дипломной работой помочь. Я Защитный амулет делать хочу, это хотя и Общая магия, но и с Боевой связано.

— Но почему просто Аларик? И на «ты» вы уже успели перейти. А с фигурками такими романтические записки отправляют. В Орлетте, по крайней мере, — соседка была очень недовольна, только вот чем, Вероника до конца не поняла. Может, злилась, что ее с Андрасом свести не получается?

— Успокойся, а? Нет у меня с ним ничего. И вообще, я помолвлена.

— Нет, так нет. А что, правда помолвлена? — успокаивающе произнес ДэрЭстрель.

Вероника замялась.

— Нет. Но к тому дело идет. Уже почти. Может, даже, пока я тут учусь, договор подпишут, — девушка рассержено свела брови.

— Не обижайся, — оборотница повеселела и улыбнулась. — Жених-то хоть хороший?

— Не особенно.

— Так ты здесь другого найди. Поженитесь в храме Творца, и все, — хитро предложила Эна.

— Угу, точно. И в Алагейзию больше уже не вернусь, с таким-то позором. Ладно, хватит глупости обсуждать, на урок пошли.

Алагейзийка поднялась.

— Не дуйся, — соседка чмокнула ее в щеку и за руку потащила в аудиторию, парни пошли следом.

***

Послеобеденными парами в этот день стояло Прорицание. Не слишком нужный, или скорее слишком узкоспециализированный предмет. Пророком стать нельзя, им нужно родиться. Тогда зачем вводить этот урок для общего обучения, если пророков в Академии, кроме преподавателя, нет? Этим вопросом задавались многие и многие поколения орлеттских студентов, а в Алагейзии Прорицание было необязательным факультативом.

Аудитория, куда вошли друзья, от других ни чем не отличалась. Каменные стены, парты, стулья, трибуна, профессорский стол. Ни по каким признакам нельзя определить, что здесь учат прозревать будущее. Впрочем, никто здесь этому и не учит.

— Проходите, друзья мои. Садитесь, сейчас будет бить колокол.

Высокий, лысый, очень румяный толстяк походил на пророка еще меньше, чем аудитория на место его обитания. Но он оказался прав, хотя вряд ли провидение имело к его словам какое-то отношение, как только компания расселась, начался урок.

— Рад видеть Вас всех, дорогие мои! Начнем мы, пожалуй, с повторения, — профессор оглядел курс добродушным взглядом. — Новенькая. Леди Вероника Таллиан, если не ошибаюсь? Насколько я знаю, в Алагейзии Прорицание предмет необязательный, и Вы его не учили?

— Все так, профессор.

— Ничего, его и у нас никто не учит, — мужчина улыбнулся, но совершенно не горько и не зло, видимо, невнимание общественности к предмету его мало трогало. — Будете слушать, понемногу подтягиваться, не переживайте, все сдадите. А вот Вы, Леди Каллиса, Вы же Прорицание посещали, расскажите нам основы предмета. Если знаете, конечно.

— Ээ, — девушка медленно поднялась. — Прорицание — это раздел магии, посвященный прозрению будущего и прошлого. Узнавать прошлое проще, но оно мало кого интересует. Все видения пророков делятся на два типа: вызванные — гадания и спонтанные. Первые пророки вызывают различными методами, вторые появляются сами. За некоторое время перед видением пророку становится плохо. Чем сильнее прозрение, тем хуже. У них начинает болеть голова, появляется тошнота. Пророкам стать нельзя, им можно только родиться. У меня, пожалуй, на этом все.

— Неплохо, Каллиса. Садитесь. Кто-нибудь что-то добавит?

— Да, профессор.

— Хорошо, Андрас. Давайте.

— Во-первых, линии времени, о них Каллиса не сказала. Будущее непостоянно, каждый раз, делая маломальский выбор, мы меняем его. Отправившись на бал, мы найдем там свою любовь, а могли бы и не пойти туда, а встретить ее в другом месте. Или не увидеть никогда. Каждый шаг определяет наше и не только наше будущее. Один изменит лишь жизнь конкретного человека на ближайшие дни, другой поменяет будущее всей Империи. И не всегда, делая выбор, мы догадываемся о его последствиях. А пророки… они могут увидеть сам шаг и оставаться слепы относительно дальнейшего, как и мы. А могут прозреть результат, только вот увидев кровопролитную войну, они не узнают, чем она вызвана. Таким образом, видения очень субъективны и очень изменчивы. При изменении будущего меняется и видение, если, конечно, оно посетит пророка еще раз, а то он может всю жизнь ждать катастрофы, которая уже давно отменилась. Поэтому многие считают, что пытаться узнать будущее бессмысленно: все равно ничего конкретного не поймешь. Впрочем, бывают случаи, когда прозрение очень полезно, ведь если тебе сказали, что завтра ты упадешь с моста и утонешь, ты можешь просто не пойти туда и останешься цел. Полагаю, стоит отдельно сказать, пророки всегда осознают видение, но далеко не каждый раз могут его объяснить. Например, увидев драку двух пьяных мужчин в незнакомом городе, пророк поймет лишь это. А то, что город этот — столица какого-нибудь княжества, мужчины — наследники разных кланов, а из-за драки начнется междоусобная война, он вовсе не узнает. И не стоит его винить в неточном или неправильном толковании, провидцы этим не занимаются, они понимают в видении столько же, сколько и мы. Почему конкретный пророк получает конкретное видение, до сих пор не установлено наукой. Но есть предположения… Профессор?



Вира Дмитриева

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги