Долг и любовь. Королевская месть

Размер шрифта: - +

Глава 10.

— Кто это мог быть?

— Может, мы зря тут рассуждаем, и это кто-то из Алагейзии?

— Алагейзийцам не выгодно убивать Веронику. Она последняя, кто может законно претендовать на корону. Король Адельман бесплоден, из родни у него только покойная сестра, и ее дочь — Вероника. Династии Аллентар пришел конец. Если Рону убить — будет смута. Сейчас гораздо выгоднее подсунуть ей консорта, в Алагейзии наверняка идут придворные игры, с призом в виде ее руки.

— Насчет бесплодия Адельмана неизвестно…

— Известно. Это точная информация, ее никто и не скрывает.

— В таком случае все может быть иначе. А если это по приказу нашего Императора ее пытались убить? Чтобы в Алагейзии была смута.

— Эналия!!!

В голове Вероники плыло, и голоса сливались один с другим, но синхронный вопль братьев из рода ДэрЭстрель она опознала.

— Эна, — уже спокойно продолжил Сэдрик, — ты не понимаешь, о чем говоришь.

— Да, Леди Эналия, нам сейчас только войны с Алагейзиеей и не хватало, — вмешался Аларик. — Нам тоже выгодно объединить династию Аллентар и наш императорский род. И не стоит забывать, в свое время Леди Вероника была помолвлена с Кронпринцем, и помолвка эта не расторгнута.

— Получается Вероника вполне может стать нашей новой Императрицей?

— Да, Эна, может.

Девушка лежала на диване в гостиной Аларика, прикрытая пледом. Голоса друзей, смазанные, почти не различимые, слышимые словно бы издалека, доносились из кабинета.

Она попыталась встать, но колени подогнулись, в ушах зашумело, потемнело в глазах, и она чуть не упала. Устояла, только уцепившись за стоящий рядом стол, но зато, судя по звуку, что-то уронила.

— Рона?!

— Ты зачем встала, тебе нельзя!

Услышав грохот, компания сразу переместилась в гостиную. Подскочивший Аларик усадил Веронику на диван, Сэдрик примостился рядом, тревожно рассматривая родственницу. Андрас и Эналия сели в кресла.

— Как ты себя чувствуешь? Помнишь что-нибудь?

Ал заглянул в глаза Роне, пощупал пульс.

— Ничего не болит, но слабость сильная, ноги совсем не держат, в ушах шумит.

— Это нормально. При таком заклинании лучше и быть не может.

— Каком заклинании? Что со мной?

— Ты ничего не помнишь?

— Как вышла из кафе, и все.

— На тебя напали. Атаковали «Смертельным штопором». Слышала о таком?

— Да. Это боевое заклинание высшей категории… Но его же в бою используют, даже на дуэли вроде бы запрещено?

— Именно, — молодой боевик нервно сжал губы. — Есть тебе пока нельзя. Чай бы сладкий попить, будешь?

— Буду.

— Розовый, твой любимый?

— Нет. Давай лучше синий. Он быстрее поможет восстановить силы.

Лицо парня удивленно вытянулось. Терпкий, горьковатый синий чай с сахаром был напитком сильно на любителя. Но, безусловно, это сочетание в данном случае подходило лучше всего. Через несколько минут боевик вложил в руки девушки чашку.

— После этого заклинания не живут, но у тебя хороший амулет.

Аларик перевернул левую, свободную от чашки, руку девушки и указал на тонкое колечко с маленьким прозрачным камешком.

Вероника задумчиво посмотрела на свое кольцо, размышляя о том, кто же так сильно хотел ее убить. Ясно, что никто ничего не видел. И понятно, что это не алагейзийцы. И не люди императора Раила. Парни были правы. Но кто тогда? Кто-нибудь из академии? Но неужели она успела кому-то так навредить, чтобы убивать ее? Алана, конечно, имеет к ней претензии, но не настолько же! Да и заклинание не для простого студента…

Андрас так же задумчиво рассматривал сидящую перед ним девушку. Под ее обычно выразительными оленьими глазами залегли тени, кожа посерела. Юноша смотрел, как Аларик придерживает мягкие локоны, утром собранные шпильками в изящную прическу, а сейчас неряшливо рассыпавшиеся по спине и груди, как помогает держать чашку, выскакивающую из дрожащих рук. ДэрЭстрели не сводили взгляда с заморской принцессы, в их глазах плескалась нежность и забота. Впрочем, она ведь им не чужая. Только вот юноша почувствовал раздражение от происходящего: ему не понравилось, что не он ухаживает за ней. Не он… Как же все сложно. Принцесса. Раньше, пожалуй, было проще. Или нет? Да какая разница! В любом случае, он уже все решил и не отступится от нее, никогда не отступится. 

***

— А ты сама как думаешь, кто сделал это?

— Не знаю, Эна. Парни правы, вряд ли это из политических соображений. Меня все хотят заполучить живой.

— Зачем было скрывать свое происхождение?

Вероника молча покрутила на пальце спасший ее, теперь испорченный амулет. Она сидела, завернутая в плед, в их с Эналией гостиной. Парни, наконец, ушли и девушки остались вдвоем.

— Я устала. От правил, обязанностей, церемоний. Хотелось хоть немного пожить спокойно, как все люди.

— Понятно. Значит, ты думаешь, что это убийство на бытовой почве? То есть покушение, конечно.

— Возможно.

— Но кто? У тебя есть враги?

— Разнообразных врагов моей семьи предостаточно. Но, как я уже говорила, никому из них не выгодно меня убивать. А если не из-за политики… Даже не знаю. Кто-то здесь, в академии?

—  Трудно себе представить. Кому здесь это может быть нужно? И откуда здесь столь умелые боевики? Аларика мы не считаем.

— Понятное дело, не считаем. Я не знаю, Эна, правда не знаю, кто это мог быть.

Девушки помолчали. 

— А может, тебя обворовать хотели?

— Иногда трудно понять, шутишь ты или всерьез. Разве так воруют? Днем, на людной улице…



Вира Дмитриева

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги