Долг и любовь. Королевская месть

Размер шрифта: - +

Глава 20.

В песне использован мотив (но не прямо в точности) испанской баллады "Сын Луны"

Близилась последняя ночь в степи, нагретый магией ветер доносил запах костров однокурсников. Общими усилиями, которые Даллан подкрепил категоричным требованием, удалось уговорить куратора не оставаться здесь на четвертую ночь, а отправиться по домам вечером после завершения работ. Это противоречило планам руководства Академии, но бессмысленная практика и мерзлая степь всем уже надоели, и золотая молодежь взбунтовалась. ДарОрн, в общем-то, поддерживал подопечных, поэтому и уговорился. Четверка друзей в кои-то веки была полностью согласна с однокурсниками. Несмотря на то, что благодаря познаниям в Бытовой, Боевой и Целительской магий они устроились достаточно комфортно, домой все равно хотелось. Там готовились к празднику, а здесь было скучно. Практика сводилась к прогулкам по степи, замеру остаточного Силового фона и бездоказательным предположениям, какие заклинания могли этот фон оставить. По фону, конечно, можно установить использованную магию, но не восемь веков спустя. Собственно, именно эти предположения и надо было оформлять в письменную работу. К счастью, оставался только один день, и все, дурацкое предприятие закончится.

А пока этого не произошло, студенты развлекались, как могли. Так выяснились поистине впечатляющие вокальные данные Сэдрика. Конкурировать с оперными певцами он, конечно, не мог, но это при условии отсутствия у него образования. Вероника сразу сказала, что для аристократа, тем более мужчины, певческие данные - по определению загубленный талант. Но орлеттцы это утверждение оспорили, уверив девушку, что вельможа всегда найдет, для кого спеть. Например, на Малых дворцовых вечерах пели только гости, то есть вечерами Императорскую фамилию развлекали приглашенные для этой цели аристократы. Театр Император посещал, но во Дворец актеров обычно не пускали. Хотя на Больших вечерах, балах выступали все-таки профессионалы. Алагейзийка решила сильно не удивляться: она уже знала, что при Орлеттском дворе в полном ходу регламент двухтысячелетней давности, имперцы большие консерваторы.

 

Вечерами граф доставал гитару и радовал друзей популярными трактирными песнями, старинными балладами, оперными ариями. Под музыку и а капелла. Они усилили барьер, и теперь от них звук совсем не попадал к однокурсникам, а из большого лагеря к ним доносился очень тихо. Настоял блондин и на закрытии их ставки от взглядов соседей. Куратор пришел, подозрительно посмотрел на их досуг, ничего не сказал и ушел. Почему-то, готовый выступать для Божественной фамилии, Сэдрик студентов стеснялся, но для друзей пел.

Сейчас он исполнял старинную балладу - «Песнь о долге и о любви». Мелодичная народная песенка с веселым мотивом, но парень так выразительно косился на Веронику, что она начала подозревать нечто невнятное.

 

Над компанией повисло тяжелое молчание. Несмотря на веселый мотив, сюжет баллады оказался мрачным.

- Никогда этого понять не могла. Поехал он помогать принцу, хорошо, дружба у них, политические интересы. А жену он зачем бросил?

Вероника удивленно посмотрела на подругу: обычно та вольнодумств по отношению к официальной орлеттской истории не проявляла.

- С собой, что ли, ее брать надо было?

- Нет, но ведь вернулся он уже с другой женщиной.

- Эналия, - голос Сэдрика был серьезным и проникновенным, - брак - это, прежде всего, союз. Взаимное доверие, поддержка. Глупо полагать, что люди с разными идеологическими взглядами смогут добиться гармонии. Пусть даже они испытывают друг к другу безграничную симпатию. Мой предок мог остаться жить с Аланой, они ведь любили друг друга.

- Графиню звали Алана? - перебила ДэрЭстреля алагейзийка.

- Да. Но однажды у них зашел бы разговор о ее сестре, которую убил его соратник. О ее братьях и отце, которых убил он. И что бы тогда стало с их любовью?

Под угрюмое молчание друзей блондин налил себе чай и продолжил.

- Это уже не говоря о том, как чувствовали бы они себя при дворе, учитывая, что Алана с убитой Императрицей Аланой были близнецами.

- Хочешь сказать, Сэдрик Непобедимый все правильно сделал? А если бы она не покончила с собой, что бы было тогда?

- Они бы развелись, в особых случаях это возможно.

- Но ведь он любил ее?

- И что?

- Как это, что?

- Эна, - вмешалась Вероника, - у него были чувства и были обязательства. По-видимому, последние играли для него большее значение. Жизнь сложилась так, что ему пришлось выбирать. И он выбрал. «Долг или любовь». Помнишь?

- А тебя я вообще не понимаю. Ладно, Сэдрик, для его рода это нормально, они всегда циничные сухари, вон и слухи о проклятии из-за этого ходят. Но ты-то?

- В моих жилах тоже есть кровь этого рода.

- Тогда совершенно непонятны претензии к Лорду Джоанесу, у него был долг, и он его исполнил. Верность Императору куда важнее, чем семья, верно?



Вира Дмитриева

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги