Доведи меня до края

Размер шрифта: - +

Первый день последнего года.

Она прошла слишком близко, мне пришлось чуть отпрянуть назад. Легкий толчок в спину, не могу удержать поднос с обедом: кола, салат, двойной чизбургер и еще что-то. Пытаюсь избежать унизительного падения и наступаю на чью-то ногу. Секунда — сильный толчок в спину, а в кафетерии по прежнему шумно. Пытаюсь извинится, но...

- Ты совсем охренел, кусок дерьма?! - Крис схватил меня за шею.

Тут же нас окружила толпа его шестерок. Мои попытки извиниться не увенчались успехом. Каждое слово, что я выдавливал из себя, проносилось мимо его ушей.

- Смотри мне в глаза, ублюдок!

Я отчетливо слышал его слова, но это не мешало ему кричать мне в лицо, брызжа слюной и одаривая ментоловым дыханием, маскирующим зловоние его гнилой натуры... А еще я слышал перешептывания, смех, равнодушие.

Мы встретились с ним взглядом. Я был напуган.

- Ты испачкал мою обувь. Видишь? - Он понизил голос и продолжил, - и теперь ты, сука, обязан привести ее в порядок. Понятно? Я не слышу?

- Да.

Они толкали меня в сторону мужского туалета. Я замечал, остановившиеся на доли секунды, взгляды других учащихся; я заметил преподавателя истории государственности, сделавшего вид, что ничего не видел; замечал, как они убеждали себя в равнодушии.

- Чисто. - Произнес Джулиан, лучший друг главного звена школьной иерархии.

- А теперь, - Крис толкнул меня к кафельной стене, - ты будешь вылизывать мою обувь!

- Крис, ты серьезно? - Джулиан нервно выглянул за дверь, дабы удостовериться в отсутствии третьих лиц.

- Еще как серьезно, - усмехнулся тот в ответ.

Затем последовал удар в живот, я упал на четвереньки, пытаясь снова научиться дышать. Тем временем Дениэл и Пол — замыкающие в этой четверке — нацелили камеры своих смартфонов на меня. Жалкое зрелище.

- Давай, лижи! - Бёрн сунул мне под нос свою ногу. - Давай же!

- Я не стану... этого делать.

Я всеми силами пытался подавить в себе желание заплакать. Я не знал, что делать. Можно было ожидать чего угодно от это четверки.

- Вы только послушайте, он не станет!

Крис смеялся, находя «это» смешным, а остальные ему вторили, кроме Джулиана. Он боялся за свою задницу, он боялся проблем, ученик с хорошим рейтингом.

- Еще как будешь!- Прозвенели его слова и последовал удар в грудь.

На секунду мне показалось, что Земля ушла из под ног и время остановилось. Все мои эмоции: обиду, страх, ненависть, отвращение перекрыло одно чувство — чувство адского жжения в груди. « За что?» - промелькнуло у меня в голове. Затем второй удар в живот. Из-за слез, бесконтрольно хлынувших и застилавших мои глаза ,я не мог видеть лиц. Попытки встать на ноги пресекались ударами по ногам. Им смешно.

- Ну что, нравится? Какой ты жалкий. Пойдешь жаловаться матери? А ты знаешь, как она отсасывает, а? Ублюдок!

- Крис, прекращай. Оставь парня и пойдем, с него хватит. - Джулиан все так же нервно оглядывался.

- Заткнись! - рявкнул Бёрн.

- Тихо, слышите? - шепотом произнес Пол.
На секунду в воздухе зависло молчание, прерывающееся моими всхлипами.

Пол указал на последнюю кабинку. Дениэл тихо подошел ней и резким движением открыл дверь. В кабинке прятался Бернард Филлипс — заучка.

- Я ничего не видел и не слышал! - Выпалил он, вжимаясь всем телом в гипсокартонную стену.

Нет. Они его не тронут. Бернард Филлипс — залог получения аттестата.

Дениэл взял его за шкирку и поволок к выходу.

- Ты ничего не знаешь, ясно?

- Парни, вы как хотите, но я в этом не участвую.

Джулиан собирался выйти, когда его окликнул Бёрн;

- Погоди, мы сейчас уйдем, но напоследок, - он взглянул на меня,- Удачно провести каникулы, Эшли Янг.

Последний удар, темнота перед глазами и вкус собственной крови.

 

* * *

 

 

Проснулся в холодном поту. На часах 5.14. Будильник прозвенит только через 46 минут. Я сел на постель, всматриваясь в пустоту. В доме было тихо. Значит ее еще нет. Открыв окно, я закурил. Сегодня первый учебный день. Как же быстро пролетело лето. Мой взгляд остановился на тлеющей сигарете. Меньше всего мне хочется возвращаться в стены этой школы. И так каждый год, благо это будет последний раз. Всего год и свобода о этих глупых и лишенных смысла лиц, от этого биомусора, от никчемной кучки протоплазмы. Глупые нимфоманки, перекаченные стероидами спортсмены, лицемерные преподаватели — вот истинное лицо школы. Не хочу прогнить свою жизнь в этом городке, среди этих людей. Не хочу.

Я закрыл глаза, вдохнул свежий утренний воздух отравленный дымом дешевых сигарет, наслаждаясь легкой горечью во рту и пропуская через себя рассвет, но внезапно все это единение разбил визг тормозов. Я спустился вниз.

- Тебе сегодня на занятия... - Пробубнила она с порога, придерживая в руках туфли.

- Знаю. - Довольно холодно ответил я. - Ты где была?

- Решила прогуляться, твоей маме тоже нужен отдых.

«Мама». Как она смеет называть себя этим словом? В голове снова промелькнули картины произошедшего до каникул. Вернее, то что случилось после. Ее наплевательское отношение ко мне. И даже сейчас, явившись домой помятой, явно пьяной, она швыряет это слово в меня. «Мама».

- Чего уставился? Аутист... Весь в своего отца... - С этими словами и она поднялась к себе, поэтому я не разобрал последних слов.

Мне меньше всего хочется думать о ней, о том как она себя ведет. Мне меньше всего хочется думать, именно думать.

 

В плеере звучала песня “Hey man nice shot”. Я сидел у окна, уставившись в собственное, едва уловимое отражение в стекле, иногда отвлекаясь на «вызубренный» до боли пейзаж, состоящий из пригородных домов. В голове прокручивались возможные исходы событий, в которых мне не хватило смелости сказать или сделать что-то, что могло бы все изменить в мою пользу. Я снова почувствовал себя неудачником. Своеобразное клеймо оставленное, по мнению моей матери, моим же отцом.



Ann Ty Rose

Отредактировано: 13.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги