Другой. Книга I. Разлом времени.

Размер шрифта: - +

Глава III

С самого утра зарядил дождь. Он смывал потоки летней пыли, бил в оконные стёкла, настойчиво барабанил по крышам авто. То, что утро не задалось, стало понятно, едва Евгения Петровна припарковала свою потрёпанную Дэу у ворот детского дома. Что-то явно случилось, что-то не из разряда хороших новостей. Наскоро накинув плащ, к ней бежала старшая воспитательница. В глазах читался неподдельный ужас, и Евгения Петровна, мысленно проклиная всё на свете, быстрым шагом устремилась навстречу.


- Евгения Петровна, Евгения Петровна, - старшая воспитательница причитала нарочито громко, стараясь перекричать вездесущий дождь, - это кошмар. Дети...ох... В карцере. Сбежали они, понимаете? Я сегодня, как обычно, это... Ну.. Покушать им там, спускаюсь вниз, а нету их, понимаете? Ох, Евгения Петровна, что же будет...


    Директор уже вовсю бежала по лестнице к входной двери. Оставаться под дождём не хотелось совершенно. На ходу она раздавала указания:
- Всех моих ко мне в кабинет, быстро. В карцер потом спущусь, там и так всё ясно. Старшие классы чтоб в полном составе явились, проследите, ясно?
- Конечно, Евгения Петровна, - тут же откликнулась воспитательница, - ох, в учительской-то в панике все, понимаете? Ох, что будет-то, что...


Не выдержав бесконечного словесного потока, директор перебила её:
- Да, хорошо. Заточку тоже ко мне. Он как, оправился уже?, - и, не дав ответить, она продолжила, - В общем, если ходить может, пусть тоже придёт. Это всё.
    И она вбежала в открытые двери детского дома. В коридорах шумел панический гвалт, все были в шоке. Проблемы пришли, когда их совсем не ждали.


***


    Старшаки толпились в кабинете директора, неуютно переминаясь с ноги на ногу. Конечно, все они понимали, что сейчас им не угрожает ничего, более того - их вызвали первыми, им доверяли, а значит - они на хорошем счету у Евгении Петровны, что-то вроде её правой руки. Однако страх не уходил. Кабинет директора ничего хорошего не сулил.
    Евгения Петровна молчала, постукивая по столу худыми нервными пальцами. Наконец, она не выдержала, схватила очки и начала:
- Думаю, вы все знаете, что произошло. И вы все должны понимать, что это неприемлимо ни при каких обстоятельствах. Я не потерплю этого, тем более, что... Тем более, что на этих детей претендовали очень серьёзные люди.
- Да и ладно, Евгения Петровна, ну в самом деле. Пусть сбегают. Эти мутанты тут никому не нужно, - подал голос один из старших.
- Вышел вон, - голос директора сорвался в крик. Нервы сдавали, - Вышел. И скажи спасибо, что не в карцер.


    Все присутствующие затравленно молчали. Говорить и уж тем более хохмить расхотелось. Директор продолжала:
- Так вот. Скажу честно. Если бы пропал кто-то из вас, я бы и пальцем не пошевелила, - в её голосе просквозили холодные нотки, - Вы не стоите ничего, будет откровенны.


    Она выдержала паузу, оценивающе смотря на всех.
- Но!, - указательный палец взметнулся вверх, - Я вам доверяю. Вы меня ещё не подводили. А значит, это дело я могу поручить только вам. Найдите их. Найдите их любой ценой. Это действительно очень важно.
    Детдомовцы переглянулись. Ослушаться директора было невозможно, но... Что говорить, все они, все без исключения, боялись того мальчишку - и было из-за чего. Заточка потёр ещё незажившие раны и подал голос:
- Да... Да, хорошо, Евгения Петровна. Конечно, мы с вами. Что делать?
- Спускайтесь в карцер, - улыбнулась директор, - Всё объясню.


***


    В стене карцера зияла огромная дыра, за которой наискось хлестал дождь. Они были сильны, все поняли это сразу. Энтузиазма поубавилось резко, умирать никому не хотелось. Но обещание уже было дано. Сверху послышались шаги - директор спускалась. Обратного пути не было.


- Вот. Всё из личных запасов, не потеряйте, - Евгения Петровна, казалось, прибывала в самом радужном настроении. Она протянула каждому по рации, - Сейчас наш завхоз спустится, выдаст вам ножи и... Заточка, у тебя будет Макаров. Думаю, знаешь, как пользоваться.
- Обижаете, - осклабился тот, - Знаю, как облупленного.
    Евгения Петровна удоавлетворённо кивнула и повернулась к остальным:
- Ребята, они не ушли далеко, это точно. Вы быстрее их и вы знаете, на что они способны. Будьте осторожны и... Верните их живыми, по возможности. Но главное - верните. И как можно скорее.
    Детдомовцы кивнули, выхватили у подошедшего завхоза ножи и нацепили их на пояс. Заточка полюбовался макаровым и первым шагнул в проём в стене. Погоня начиналась.


    ***


    Дождь зарядил ещё ночью, едва волшебники наконец вырвались из заточения. Тёмный город встретил недружелюбно, благо - почти никого в такой час на улицах не было, можно было почти не прятаться. Дождь заливал глаза, путал волосы. Ярослав поддерживал Ангелину, как мог, но и ему было нелегко. Однако он был абсолютно точно счастлив.
    Он был с ней, он видел её, миниатюрную, красивую, с вечно задорной улыбкой на лице. Это придавало ему сил. Неон ночных магазинов отражался на испещрённой каплями коже, они скользили мимо них, мимо припаркованных машин, как невидимки, по улицам спящего города.
    Но надо было что-то предпринимать, чем дольше они в городе, тем больше становился шанс, что их найдут, а это бы означало полный провал всего, крах всех надежд и всех мечтаний. В том, что за ними отправят погоню, подростки ни на минуту не сомневались. Евгения Петровна не любила, когда её выставляли дурой. Очень не любила. А именно это они и сделали.



Степан Потапов

Отредактировано: 31.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги