Двое среди руин

Размер шрифта: - +

Глава 1 Провал

Привычного мира больше нет. Планета изменилась. На ней больше не существует стран, нет границ, отсутствуют города.

Нет ничего, что окружало людей до Катастрофы. Они погибли, даже не успев понять, что случилось. А те, кто выжил, ежедневно сражаются за само право жить.

Привычного мира нет. Есть - развалины. И их всего двое, среди пепелища. Двое - среди руин!

 

ВЛАДИМИР ВОЛЬНЫЙ

 

ДВОЕ СРЕДИ РУИН

(вторая книга из серии «НА РАЗВАЛИНАХ МИРА»)

 

Глава 1

Провал

 

Я выжил. Я - Выжил! Мне повезло больше, чем миллионам моих сограждан, чем миллиардам, живущим в других странах. Меня не сдавило под многотонными глыбами бетона и кирпича, не разрубило оконным стеклом, не придавило падающей стеной высотного дома... Лишь слегка коснулся огонь, всего-то, наглотался воды и песка, да упал в зияющий зев пропасти, где смерть окончательно решила отобрать мою жизнь. Не вышло. Я попал в вентиляционную шахту, где переждал, возможно, последние ужасающие последствия агонии огромного города. Мне пришлось спуститься на самое дно, где люди, сдавленные рухнувшей землей, заживо умирали в страшной ловушке подземелья. Но я выбрался оттуда - чтобы угодить в мир, в котором больше не было человечества. Катастрофа стерла его с лица Земли, оставив только развалины прежнего мира. И я стал его последним обитателем. Странником, ищущим ответа. Ищущим людей, без которых жить просто незачем. В этом, изменившемся мире их не нашлось. Странные и страшные, мутирующие, опасные твари - сколько угодно. Но - не люди. Оставалась только одна, неисследованная область - бездна Провала, в которую погрузился целый край. И я решил спуститься в него...

Позади - месяцы выживания, а порой - и борьбы, где на кону стояла моя жизнь. Месяцы отчаяния и суровых будней, наполненных скитаниями и учебой. Да, пришлось учиться - этот мир не очень-то похож на прежний. В нем больше желающих полакомится тобой, но в нем, ты и сам можешь стать зверем. Я едва удержался от такого исхода. Или, думал, что удержался. Если не найду людей - темнота вернется. И, когда-нибудь, я вновь ощущу в себе равнодушие ко всему - первый признак перерождения в нечеловека. Что бы это не повторилось - я буду искать людей, даже если мне придется посвятить поискам всю оставшуюся жизнь!

Ночь еще не кончилась, когда я уже стоял на ногах, готовый к последнему шагу в пропасть. Еще вчера были сброшены канаты - один, основной, для спуска, и второй, страховочный, на случай обрыва первого. На основном хитроумно вывязаны узлы, в которые можно вставлять ногу. Сам канат тоже толще, чем тот, который свисал рядом. Я очень надеялся, что он не понадобится, но мало ли... К каждому принайтовлен груз - тяжелый камень, для того, чтобы веревки не трепыхались вдоль всего обрыва. И под толстый, и под тонкий, на месте сгиба, подложены шкуры крыс - моя страховка, предотвращающая перетирание. Оба намертво привязаны к бетонной плите, лежавшей, шагах в двадцати от края Провала. Сдвинуть ее с места невозможно даже краном -  лишь край плиты выступал под целой грудой земли и прочего строительного мусора - последствия падения многоэтажного дома. Все канаты проверены, за пояс заткнута дополнительная пара перчаток - если протрутся первые. Увы, я не имел возможности просто отталкиваться от стены, как это делают альпинисты - для этого нужно обладать настоящим снаряжением. Да и подъем, потом, по гладкому концу, был бы просто не осуществим.  Я еще раз посмотрел на место, выбранное для спуска - по сравнению с тянущейся кромкой всего обрыва, вроде, самое подходящее. Но, даже здесь, находясь много ниже поверхности города, среди сплошных камней, где недавно текла вода, смотреть вниз было просто муторно... Наверное, весь обрыв достигал высоты не меньше двухсот метров. По крайней мере, некоторый запас каната, который я предварительно измерял на всю ширину маха рук, еще оставался. Общая длина выражалась в двести тридцать четыре таких вот, маха... Еще раз, проверив узлы на плите, я закрепил снаряжение на спине, затушил остатки костра и сделал глоток коньяка, пересиливая все более подступающий страх... Все готово.

И я решился… В том, что спуск будет нелегким, убедился через несколько минут, после того как перекинул ногу вниз. Через полчаса пот стал лить градом, спину оттягивал мешок, и я сквозь зубы ругал себя за то, что не догадался спустить его на веревке заранее. Почти отвесная, практически не имеющая выступов, стена обрыва маячила перед глазами. Я видел, как безрассудна и опасна моя задача - в любой момент, сверху мог отвалиться огромный пласт, или, просто большой кусок, способный без труда сорвать меня с веревки. Кое-где, следы таких отслоений виднелись внутри стены - как проплешины, на общем фоне. Было странно видеть, как земля, словно слоеный пирог, меняется по мере погружения. Вначале, пять-семь метров, она была смешана со всяким мусором - торчали обломки окон и остовы легковых машин, согнутые фонарные столбы, даже спинки кроватей... Потом стена начала светлеть - это уже пошла глина. Потом еще светлее - я коснулся, и под пальцами оказались крупинки песка. Далее опять глина, но гораздо темнее первого слоя. Потом, вообще непонятно что - все закаменело и застыло, а я уже настолько устал, что перестал обращать внимание.  Временами отдыхал, повиснув на петлях - и сам себя хвалил за предусмотрительность. Смотреть по сторонам   уже казалось не так страшно. Привык… Как видно, самым тяжелым было сделать, именно, первый шаг... Потом снова продолжал движение, ища опору и сдерживая скольжение. Перчатки здорово помогли - кожа не давала ладоням скользить по поверхности канатов. Сколько прошло времени, понять стало трудно. Но в том, что спуск продолжался не менее двух-трех часов, со всеми остановками - был уверен. Когда ноги уперлись в землю, я рухнул вниз и просидел так довольно долго, прежде чем решил, что в состоянии продолжить путь. Предстояло еще спрятать оба конца канатов - чтобы их не унесло ветром и не зацепило где-нибудь, на высоте. Да и просто, чтобы не мотало по камням. Достаточно оказаться перетертым основному - и о возвращении придется забыть. Я бросил взгляд наверх. Отсюда казалось невероятным, то, что совершил… Меня обуяла гордость! Это почти невозможно - но я сделал это! Я спустился! Несмотря на свой, буквально животный, панический страх высоты. Я преодолел его! Меня распирало от чувств - я гордо выпрямился, смотря на все взглядом победителя. Раз я смог это - все остальное не существенно! И я преодолею любые препятствия, сколько бы их не встретилось на моем пути! 



Владимир Вольный

Отредактировано: 03.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги