Двойник для шута

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 9

ГЛАВА 9

 

Несколько недель минуло без особых происшествий.

Гости императора отправились в загородный дворец, чтобы поохотиться в свое удовольствие и отдохнуть от пышных празднеств. А Ортон остался с Арианной в столице. Он мотивировал свое решение тем, что за время подготовки к свадьбе у него накопилось слишком много важных и неотложных дел, но эта невинная хитрость никого не ввела в заблуждение.

Гости со своими огромными свитами отбыли в начале недели, и во дворце сразу стало непривычно тихо и спокойно. Первые два или три дня Арианне казалось, что он просто вымер. Правда, такое положение вещей ее ничуть не огорчало. Ортон бывал свободен чаще, чем предполагалось, хоть и реже, чем хотелось бы обоим влюбленным. Он по–прежнему приходил к супруге только по вечерам и в сопровождении воинов охраны. Но теперь она ждала его у самых дверей и с порога бросалась на шею, вглядывалась внимательно в глаза, убеждаясь, что пришел он, настоящий, незаменимый, любимый. И только после этого вздыхала спокойно.

Они ужинали за маленьким черепаховым столиком безо всякой пышности — тихо и скромно. Ортон и Арианна любили есть из одной тарелки — для этого нужно было сидеть близко–близко, плечом к плечу, и они старались отдать друг другу лучшие, самые аппетитные кусочки. И не важно, что к услугам обоих величеств была кухня самого богатого дворца мира и услуги самых искусных поваров, не имело значения, что по первому требованию им могли принести все, чем был богат Лунггар, каких бы редких и невозможных вещей ни потребовали эти двое. Дело было в другом.

Двое влюбленных чувствовали себя так, словно были одни в целом свете. Они делились всем, что у них было: фруктами, кусочком хлеба, дыханием, жизнью, любовью. Все это смешалось и сплелось в единое.

Котенок, которого Арианна назвала смешным и коротким именем Сту, сидел возле стола и мяукал. Он уже немного вырос за эти дни и привык к своим хозяевам. Сту выпрашивал лакомства, шлепая пухлыми толстыми лапами по вышитой туфельке Арианны или мягкому кожаному сапогу Ортона. Наевшись, он осваивал мяуканье басом и выходило это у него настолько уморительно и забавно, что молодые люди не могли удержаться от смеха. Иногда Сту выгибал спину и шипел, но большую часть времени все еще проводил в своей корзине, напоминая пуховый бело–серый шар с желтыми глазами.

Затем наступала ночь, полная радости открытия друг друга и боязни обидеть неловким словом или движением, неприкрытым восторгом, который происходит от слияния двух отдельных людей в некое новое удивительное существо, называемое словом "возлюбленные", — существо гордое, не зависимое ни от судьбы, ни от обстоятельств. Затем наступал рассвет и приносил с собой боль неизбежного расставания, необходимость исполнять обязанности монархов.

Теперь Арианна часто встречалась со священнослужителями, которые просили у Ее величества помощи в богоугодных делах, ей приходилось уделять внимание своему огромному хозяйству, которое, как и всякий дом, требовало ухода. Императрица решала, что будут делать служанки и фрейлины, разбирала их тяжбы, иногда помогала писать письма. Много часов Арианна проводила в библиотеке. То, что в свое время ее выучили нескольким языкам, теперь пригодилось, ибо, как само собой разумеющееся, император обнаруживал во время бесед такие обширные знания, что ей нельзя было от него отставать. Арианна хотела во всем быть достойной своего прекрасного императора и гордилась им.

Все вместе это и было счастьем.

И времени во дворце никто не считал.

 

* * *

 

Сивард притопал в покои Аббона Флерийского в самом негодном расположении духа и, не спросясь, плюхнулся на один из табуретов, показавшийся ему наиболее устойчивым. Сидел молча, угрюмо насупившись, пыхтел. Повязка на его слепом отсутствующем глазу сегодня была ярко–алой, украшенной рубинами. Он кутался в плащ огненного шелка и сутулился.

— Может, добрый день? — спросил Аббон минут пять спустя.

— Нет, — отрезал Сивард.

— Совсем плохи дела? — поинтересовался маг сочувственно.

— Хуже некуда, Аббон. У тебя есть твое приворотное зелье?

— Хватает, — маг похлопал ладонью по грани огромного перегонного куба. — А что, ты влюбился?

— Да нет же. Просто, чтобы было тебе чем горло промочить во время рассказа. А то я с собой тоже прихватил чего–то, но еще толком не разглядел, чего.

— И о чем мне придется тебе рассказывать?

— О чем, о чем — о черных магах. Давешнюю беседу нашу помнишь, когда разбойник помер?

Аббон покивал головой, соглашаясь.

— Теперь вот я за продолжением сказочки к тебе явился. Излагай обстоятельно и моему скудному воображению доступно, есть ли теперь на Лунггаре черные маги; до какой степени это правда и на какую долю — вымысел; насколько сверхмогущество вообще возможно — и в какой степени это измышления самих магов, чтобы нагнать страху и возбудить к себе интерес, а следовательно, и денег заработать. Все рассказывай.

— Да что тебя так заело? — удивился Аббон. — Ты, по–моему, колдовством не увлекался никогда, да и не верил в него особенно.

— Я и теперь не верю, — хлопнул тяжелой ладонью по столу одноглазый. — Только это не имеет значения. Мне нужно, чтобы настоящий знаток мне все изложил без прикрас, и туман напускать не моги. И без того все перепуталось.

— Значит, так, — сказал Аббон, прикидывая, с какого конца начать освещать такую серьезную тему. — Про опасность владения таким искусством я тебе уже говорил…

— Уши прожужжал, — буркнул Сивард.

— А теперь о магах. При монхиганах, например, черных магов не было и быть не могло, ибо предки нашего славного Ортона строго блюли чистоту заклинаний, причем не только своих. Видишь ли, в какой–то момент присутствие темной силы становится просто физически ощутимым, и скрыть его от могущественных магов невозможна Не знаю точно, как поступали с отступниками монхиганы но думаю, что они их уничтожали. Как мы уничтожаем бешеных волков, чтобы обезопасить людей.



Виктория Угрюмова

#8518 в Фэнтези

В тексте есть: драконы, магия

Отредактировано: 08.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги