Единственный дракон. Ветер с драконьих гор

Размер шрифта: - +

Часть 9

Приближался долгожданный выходной. На этот раз он совпадал с Днем Обретенных Стрел - городским праздником, уходящим своей историей в седую древность, в доимперские еще времена. И легенда была: когда-то давным давно осаждало Аш неприятельское войско. У города было достаточно защитников, крепкие стены и хватало всего, чтобы выдержать долгую осаду. Но случилось так, что одна из дочерей здешнего короля была влюблена в военачальника, осаждавшего город. И он прислал ей голубя с письмом, в котором склонил девушку к измене. В ночь перед штурмом королевская дочь испортила все стрелы, припасенные в гарнизоне. Но ее выдал неловкий сообщник, правда, слишком поздно - все стрелы были надломлены. Невозможно было так быстро изготовить новые, и не было клея, который бы склеил испорченные крепко и достаточно быстро. Но городской маг сумел применить свое мастерство и изготовил нужный клей, правда, важным его компонентом была кровь изменницы, на каждую стрелу ее требовалось по капле. Король не стал щадить дочь, и девушка умерла, исправляя тем самым совершенное ею преступление.

Ардаю было лет шесть или семь, когда мать прочитала ему эту легенду из старой книги. Он хорошо помнил, как это было. Они: отец, мать и он сам сидели в зале у камина, мать - с книгой на коленях, а у отца на руках задремала совсем еще маленькая Валента...

- Бедняжка, - вздохнула мать. - Но любовь не дает права предавать своих сограждан.

Ардаю сказка не понравилась.

- Глупо, - сказал он. - Ну, как она переломала все стрелы? Их же было очень много. Или она тоже пользовалась магией? И лучше бы тот военачальник подговорил ее открыть потихоньку городские ворота.

Родители переглянулись и рассмеялись, негромко, но Валента проснулась и захныкала.

- Должно быть, это все-таки сказка, сынок, - объяснил отец, передавая жене дочку. - В сказках все немножко иначе, чем на самом деле.

Сказка ли, не сказка, однако это был последний летний праздник. И Ардаю хотя бы в этот день очень хотелось попасть домой. Отец накануне известил, что приедет - тоже надоело, наверное, зря дожидаться сына. Так что была надежда, что, может, хоть он сумеет столковаться с куратором.

В семерик утром за куратором Ирианом прибыл посыльный из ратуши. А школа тем временем потихоньку просыпалась - обычное время подъема давно прошло, по случаю праздника побудку в колокол не прозвонили. Из кухни аппетитно тянуло свежей выпечкой.

Ардай искренне не понимал, с какой стати валяться в постели в такое утро. Особенно если имеешь полное право уйти отсюда на целый день. Будь у него возможность, он бы улетел в Варгу еще затемно. Нет, если не удастся получить законный выходной, он непременно сбежит отсюда хотя бы на пару часов, посадит птицу на одной из городских башен...

Его Лем уже сидел во дворе на низкой тумбе, полностью готовый, в нарядной сбруе. Ему бы быть на башне, но Ардай поторопился, слишком рано оседлал, а смотритель птичника башню запер и затеял не сделанную с вечера уборку. Побоятся, наверное, что куратор заметит непорядок и устроит разнос. Но это все было неважно.

Сам Ардай, одетый в парадный костюм, стоял, опираясь локтями о каменные перила, на галерее второго этажа, неподалеку от лестницы, и лениво посматривал по сторонам. Во дворе уже собралось несколько экупижей: приехали родственники учеников. Имень Блай сидел в одной из колясок в компании трех девушек, даже издали можно было догадаться, что это его сестры.

Может, и отец приедет не один, а с мамой и с сестренками? Или хотя бы с Валентой?..

Высокую белокурую девушку Ардай заметил, потому что она подошла к его Лему. Стояла совсем близко и рассматривала птицу. Незнакомая девушка, и цвета ее платья ничего ему не сказали, но, кажется, она не из местных. Красивая девушка.

Мимо прошел Колвен. Ардая он, кажется, даже не заметил. Колвен спустился по лестнице и подошел к белокурой незнакомке. Они поговорили не больше пары минут, и Колвен направился к стоявшей неподалеку коляске, в которой, видимо, сидели спутники девушки. А та осталась возле Лема.

Ардай прекрасно видел их лица: Колвена, незнакомки, двоих пожилых мужчин, с которыми Колвен почтительно разговаривал. И как он поглядывал при этом на девушку, и что при этом выражали ее глаза... Может, ему показалось?

Нет, он же не слепой. Голосов он не слышал, но и без этого разыгравшаяся сценка была очевидней некуда. Бедняга Колвен влюблен в эту беловолосую, влюблен серьезно и безнадежно. А она так небрежна, так явно снисходит до него, так холодна. Колвен надеется раздуть огонь любви там, где и гореть-то нечему.

Эйда никогда не была такой...

Чувство можно заменить. Одно - другим. Так сказала Шала.

Ардай замер, обдумывая мелькнувшую мысль. Чувство можно заменить?..

Как все просто. Странно, что во сне он ничего не понял, а это действительно просто. Заменить страх, к примеру, ненавистью. Нужно сильное, очень сильное чувство, которое заменит сильный страх. И, пожалуй, другой возможности может не представиться. А тянуть еще - нужно ли?..

Не зря ведь, демоны на них, возможность выйти за ворота школы для Ардая привязана к успехам Колвена. На что-то же рассчитывает куратор Ириан?..

 

Девушка прохаживалась вокруг руха, разглядывала ее со всех сторон, может, и не самого руха, а узорчатые бляшки на упряжи. Или все-таки рух ей понравился?..



Наталья Сапункова

Отредактировано: 21.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги