Эффект Фёдора

Размер шрифта: - +

Пролог

Татьяна Зинина

«Эффект Фёдора»

 

 

Аннотация:

 

(Сказка о неправильной золушке и испорченном принце) Или история о том, как перевоспитать законченного мажора).

Артём - самый обычный прожигатель жизни. Всё что он умеет - это тратить деньги на развлечения и с завидной регулярностью попадать в полицию за драки. И вот однажды его отец решает, пусть и с опозданием, всерьёз заняться воспитанием столь проблемного сыночка. В один момент Тёму лишают всех денег до последнего рубля, и обещают вернуть только после так называемых "исправительных работ". И теперь тот, кто никогда не работал и не имеет никакого понятия, что такое физический труд, вынужден батрачить на самой низкой должности в собственном отеле, причём совершенно бесплатно. А чтобы в конец не опозориться, Арт вынужден прибегнуть к самому обычному маскараду, представ перед новыми коллегами как Фёдор. В то же время невзрачной девочке Алине выпадает уникальный шанс получить работу своей мечты в том же самом отеле. И благодаря стечению обстоятельств этим двоим предстоит работать вместе. Да только... Але даже в голову не может прийти, что её хмурый Федя и наглый мажор Артём - одно лицо.

 

 

ПРОЛОГ

 

Тихо…

Так тихо, что слышно как в саду перелетает с ветки на ветку одинокая ночная птица, или под лёгким дуновением ветерка шуршат листья на дереве под окном. Мерно тикая, бежит секундная стрелка на больших антикварных часах в гостиной, а по ламинату на кухне снова крадётся воришка-кот. И в этой блаженной тишине глубокой ночи резкий звонок телефона кажется не просто громким, а буквально заставляет подскакивать на месте и, ругаясь себе под нос, раздражённо прощаться с таким приятным спокойным сном.

 

Семён Дмитриевич, даже не глядя на номер, мог безошибочно определить, что звонят из отделения полиции, но всё же протянул руку к вопящему аппарату и взглянул на экран.

- Кто там? – сонным голосом поинтересовалась его супруга. Хотя, как и муж, прекрасно знала самый вероятный ответ на это вопрос.

- Угадай, - мрачно отозвался он. А потом выключил звук и добавил, снова откинувшись на подушку. – С одной попытки.

Вероника Игоревна промолчала, решив, что любые слова сейчас всё равно будут лишними. Но когда экран на телефоне её супруга заморгал шестой раз, всё-таки не выдержала.

- А вдруг у него что-то серьёзное? – взволнованным тоном выдала она. – Может, стоит ответить?

- Нет, - грубо бросил хозяин мигающего аппарата, потом поднялся с кровати и, закинув мобильник в ящик тумбочки, принялся нервно вышагивать по комнате. – Ты даже не представляешь, как меня это достало! Он взрослый парень, а мы всё равно носимся с ним как с малым дитём! Посмотри Вера… Ты только посмотри, кого мы вырастили!  Он уже давно плотно сел нам на шею, расположившись при этом с максимальным комфортом. А ведь ему, по сути, плевать на всех, и на нас с тобой в том числе! Но теперь моё терпение лопнуло. Всё!

- Что ты хочешь этим сказать? – опасливо поинтересовалась его супруга. И пусть она была полностью согласна с высказываниями Семёна, но во всей этой ситуации винила прежде всего себя. Ведь кто может быть виноват в том, что ребёнок вырос… мягко говоря, нехорошим человеком, если ни его мать? Оттого ей было ещё больнее принять всю безнадёжность ситуации.

- Есть у меня одна идея, и сейчас самое время приступить к её реализации, - ответил он, уже более спокойным тоном. – Завтра мы уедем, как и планировали. Только к повестке важных вопросов добавится ещё один… Касающийся не только расширения бизнеса, но и наведения порядков в семье.  А решением проблемы с нашим неугомонным сыночком займётся Виталик.

- Что ты задумал? – недоверчиво спросила Вероника Игоревна. Она вообще впервые видела своего супруга настолько решительным и мрачным, а это по определению не могло предвещать ничего хорошего.

- Прости, родная, но об этом я расскажу тебе завтра, когда мы будем в Милане. А сейчас спи.

- А ты? – обеспокоенным тоном поинтересовалась супруга. – Поедешь за ним?

- Нет, - ответил Семён Дмитриевич, укладываясь обратно в кровать. – Не хочу! Не в этот раз. Пусть посидит! Может, до него, наконец, дойдёт, что это всё не шутки, - эмоционально выдал  мужчина. Но почувствовав, что Вероника не разделяет его позиции, всё же решил объяснить. - Понимаешь, Вер, он привык ко вседозволенности и полной безнаказанности. И в этом его главная проблема. Но ничего… теперь-то мы нашему птенчику крылышки-то и подрежем.  Не видать ему больше высокого полёта. Коль он не может по достоинству оценить то, что имеет, пусть учится. Другого выхода я, увы, не вижу.

Демонстративно отвернувшись к окну, за которым всё так же стояла тихая июльская ночь, он дал понять, что больше эту тему обсуждать не намерен. Поэтому женщине оставалось только смириться. И пусть она переживала за сына, что снова вляпался в очередную историю, в которой не обошлось без вмешательства граждан полицейских, но сейчас была как никогда согласна с мужем. Их мальчик заигрался, а ведь ему давно пора взрослеть. И если пока ещё есть хоть какая-то вероятность того, что он одумается, то вскоре положение угрожает стать безнадёжным. Поэтому сейчас, глядя в тёмный потолок, она твёрдо решила, что готова пойти на всё, чтобы окончательно не потерять своего ребёнка, пусть даже при этом ей придётся сделать ему больно. А в том, что придуманный её супругом план окажется болезненным для их чада, она не сомневалась.  И теперь могла только надеяться, что всё это его не сломает…



Татьяна Зинина

Отредактировано: 10.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться