Экселсиор: Войны в магической школе (приквел)

Размер шрифта: - +

Пролог

 

Карта мира

 

Глоссарий

_______________________

Лаэр (ка) — так называют любого жителя Экселя, лаэры, то же самое, что и у нас на Земле — люди. Лаэры живут до 350 лет (на наши годы), из-за того, что у них время течет медленнее (1 их год = 3 нашим годам) и все рождаются с магическими способностями или предрасположенностью к обучению магии. Лаэры без магических способностей — это люди, они не приветствуются обществом, либо скрываются, либо их отправляют на Землю.

Циркон — обращение к парню, мужчине, мальчику. Обозначение любого парня (у нас парень, у них — циркон).

Топаз — обращение к девушке, женщине, девочке. Обозначение любой девушки (у нас девушка, у них — топаз).

Амитфорса — экс. луна.

Афлаонса — др. экс. — Мерта, столичный город мира Экселсиор, самый большой и населенный.

_______________________

__________

 

  Быстрые шаги мерно раздавались по длинному, узкому коридору, утопающему в полумраке. Свечи, располагающиеся рядами от идущего, хотя бы немного освещали путь. Лицо, накрытое капюшоном, не выражало никаких эмоций. Плащ, доходивший до пят, время от времени из неоткуда появляющегося здесь ветра, колыхался, словно пламя соседей-свеч. Вдруг лаэр остановился и, что-то прошептав, вытянул правую руку вперед. Тут же перед ним вдруг возникла дверь.
  Он опустил руку, и все свечи, находящиеся в поле его зрения, друг за другом начали гаснуть. Коридор погрузился в абсолютный мрак. По обе стороны от двери вспыхнул огонь, и циркона обдало струей горячего воздуха.
  Одежда на нем всколыхнулась. Докоснувшись до двери другой рукой, он закрыл глаза, и его губы беззвучно зашевелились. Неизвестно сколько времени это продолжалось, но вот, дверь распахнулась. Лаэр оказался в открытом пространстве, в котором не существовало ничего: ни стен, ни пола, ни потолка. Помещение, к тому же, было совершенно пустым. Он направился по невидимому полу вперед, и дверь, находящаяся за ним, исчезла. Циркон сел на колени и опустил голову. Его глаза закрылись, и он застыл. На мгновение могло показаться, что лаэр превратился в статую. Но вот, его пальцы дрогнули, и все его тело напряглось. Он открыл глаза, и в его пустых зрачках начали мелькать различные изображения, действия, события, суть которых уловить было невозможно, ибо они сменяли одно другое с невероятной скоростью. Это продолжалось неопределенное количество времени, а потом тело лаэра обмякло. Пошатываясь, он поднялся, и, оправившись за несколько секунд, направился назад, туда, откуда пришел. Циркон остановился через некоторое время, и, вновь вытянув руку вперед, что-то прошептал. Затем перед ним возникла другая дверь. Он повторил те же манипуляции, что и перед первой дверью. Потом открыл ее и вышел из странной комнаты, попав вдруг в просторный зал, в центре которого находилось громадное Пламя.  Середина его была синей, после синего, по направлению к краям было голубое сияние, а после голубого горело белым. Весь же огонь окутывали черные языки пламени. В зале так же был полумрак, такой же, как и в коридорах. Освещением здесь служило лишь само гигантское Пламя. Стены и потолок залы представляли собой ряды длинных зеркал неправильной формы: встречались многоугольники, квадраты, круглые зеркала и трапециевидные, узкие, по паре сантиметров и широкие по несколько метров, в которых отражались лаэры и события. Циркон в черном плаще подошел к Пламени на расстояние двух вытянутых рук. Дверь за лаэром вновь захлопнулась и исчезла.  По обычаю, он положил правую руку на левую сторону груди, там, где у него находилось сердце и сделал поясной поклон. После чего выпрямился, и, вытянувшись в струнку, проговорил:

- Оторнинанра сианэнидомасфодэдо, Омэмадэтэм. Эдо сиандэфола Онэни форомэ сианортэфэхионом.(Доброго пребывания, Великий. Я принес тебе новое пророчество.

"Топаз химэдохётдомосалано отанэтрасат эрф хи анэтэмдэфа насомэнорофа оморам. Синадэфонас дэ Топаз фола оторамунфодо нидоно омафэхино. Дэ сирофадэ ор синанортэфэхиномо ом отэфоф сиорхималафотэ нидэланомодо". (Топаз связывает друга его с редким цветом волос. Принц и Топаз не должны быть вместе. И помни о пророчестве в день последней битвы.) - раздался негромкий, но уверенный голос циркона, эхом отразившийся от зеркальных стен. Пламя дрогнуло и вспыхнуло черным.
  Огонь едва не коснулся лаэра, обдав его леденящим холодом смерти, но тот даже не моргнул. Его темно-синие глаза выражали спокойствие и хладнокровие.

- Тэфонор унэ ланоро хетас Сианордэнасонэлан? (Что же это за Топаз, Прорицатель?) - спросило Пламя.

- Эдо фола афорлатэ отасон онортэфнос орономэноса. Форо орфоса дэфалано химоланоалдо намасхёт тэмса химоланот Амитфорса хётдэлфортэ. (Я не могу дать точного ответа. Но она имеет светлые глаза, как свет холодной Амитфорсы зимой)
Долго тянулось время в Зеркальном Зале, прежде чем Пламя задало новый вопрос, едва дрогнув:

- Тэмонор ланоро хи анэтотэмдэфа насомэланораф оморам? (Кто этот мальчик с редким цветом волос?) Прорицатель посмотрел куда-то сквозь огонь, сквозь Зеркала. Он смотрел куда-то туда, где не видело Пламя.



Кристина Грасс и Макс Фелтон

Отредактировано: 06.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги