Эквей. Одна из пяти

Размер шрифта: - +

Глава Шестая. Заброшенный город

В каждом из нас живёт Робинзон,

 жаждущий открыть новый мир 

и встретить своего Пятницу.

Марк Леви. Первая ночь

Что такое Заброшенный город? Это один из городов, построенный ещё в те времена, когда на Эквей была суша. Из-за разного рода причин (неудобное местоположение, неровная местность, тектоническое движение плит и т.д.) эквейцы не смогли спрятать под энерго-куполами некоторые свои города, и были вынуждены оставить их на милость, а вернее – казнь Богини или Творца этого мира. Так они и остались немым воспоминанием о прошлом. Таких городов было шесть, самый ближайший к столице, находился в пятидесяти километрах южнее, вот его как раз и бросили на растерзание стихии из-за неудобного географического местоположения и большого количества гор и скал.

Я оделась, как можно практичнее – чёрные простые брюки, весьма эффектно обтягивающие мою пятую точку, короткий белый топ, а сверху - длинную свободную коричневую тунику с разрезами по бокам. Перед сном не находила себе места от предвкушения перед намечающейся экскурсией. Извертелась  в кровати, пытаясь удобно устроиться, отчего заснула поздно, да и ночью спала из рук вон плохо. В итоге, больше намучавшись, чем выспавшись, встала рано, заказала крепкий кофе и с  этим бодрящим напитком встречала рассвет, стоя у окна и отсчитывая секунды до отправления к своей мечте.

Девочки моего энтузиазма не разделяли.

- А что это за развалины? – зевая, спросила Вероник.

- У этих многострадальных городов – тысячелетняя история. Это и красивейшие архитектурные памятники, но и грозное напоминание всем жителям Эквей о том, насколько зыбка их мощь по сравнению с силами природы и карой Богов.

Моя велеречивость осталась неоценённой, потому как моих подруг интересовало только то, что мы поплывём на маленьких двухместных капсулах, а это значит, что у влюблённых парочек будет более пяти часов в замкнутом пространстве, один на один… Интересно, они вообще вылезут из них, или так и будут целоваться-миловаться, наслаждаясь уединением. Хотя какая мне разница. То, что мне придется провести эти пять часов с Дерионом меня не пугало – он не сможет испортить мне радость от поездки, даже если очень сильно постарается.

До космопорта мы доехали быстро, хотя в мобиле я всё-таки от нетерпения ёрзала на сидении, девочки смотрели на меня, как на сумасшедшую, но что они понимали за своими любовными переживаниями.

Внутри капсулы было на удивление просторно,  и по форме она напоминала рыбку или капельку воды (широкое с одной стороны и суженое с другой). Отделка корабля была в серых тонах. В головной части судна располагался огромный иллюминатор, два удобных кресла и панель с приборами, следом шли – небольшая каюта, что-то типа раздевалки, в узкой части субмарины был коридор, разделенный толстой прозрачной перегородкой, и люк.

- Располагайтесь, - пригласил Дерион, уверено устраиваясь в одно из больших просторных кресел. – И пристёгивайтесь.

Что я и сделала, и, сцепив ладони рук в замок, быстро осмотрелась, жадно запоминая каждую кнопочку на приборной доске.

- Боитесь?

Я даже не сразу поняла смысл вопроса и недоумённо повернулась к нему.

- Простите?

- Боитесь? – Дерион улыбнулся, лишь краешком губ, глядя на меня.

- Нет… А должна?

- Не знаю. Эквейтинки не любят посещать Заброшенный город.

Ну и дуры.

- У нас на Земле практически не осталось памятников древности.

- Совсем?

- Совсем. Всё пожрал мегаполис.

Я замолчала, не зная, как ему объяснить, как ему рассказать, что ему невероятно повезло жить здесь, на Эквей. Разве он поверит, что у нас нет таких парков как тут у них, совсем нет. Нет, клочки природы у нас есть, в каждой второй многоэтажке целый этаж отведён под имитацию живой природы, где обязательно вы встретите небольшой прудик, деревья, газончик, цветочки, кустики, лавочки… искусственное небо, на котором ярко сияет качественная подделка светила – Солнце. Даже птички поют. Нет, настоящие не летают, во-первых, птицы редкий вид, во-вторых, а вдруг эта редкая пичуга от страха испачкает дорогой костюм какой-нибудь важной шишки или причёску знатной дамы. Это же скандал, драма, истерика. Поэтому и птички у нас тоже липовые…

Это когда-то у нас были леса, реки, горы. Сейчас иметь свой, даже самый маленький домик, на своем клочке земли могли позволить себе лишь единицы, причём за очень большие деньги… И настоящих деревьев у нас – кот наплакал, и каждый новый саженец  находится под усиленной защитой и учётом в реестре природонасаждений. Поэтому и вещей деревянных у нас практически нет, а бусики из натуральной, не модифицированной сосны или вербы по стоимости сопоставимы с ожерельем из полудрагоценных камней. И вообще у нас всё другое. Мы перестали ценить жизнь во всём её многообразии, перестали видеть великое в мгновениях жизни, да просто разучились любить и… мечтать.

А ведь я действительно почти разучилась мечтать, вся наша жизнь была строго регламентирована и расписана в надлежащей последовательности, по пунктам – учёба, потом работа, потом брак, один-два ребёнка и… и просто выживание. Только увлекаясь, читая об Эквей, я начинала жить, дышать полной грудью. А теперь я оказалась тут, и моя мечта материализовалась в реальность. Ведь как оказалось, мечтать нужно, и может быть однажды твоя мечта сбудется, даже если ты в это совсем не веришь, потому что она-то в тебя верит.

Весь путь занял у нас минут двадцать. Мы остановились около большой высокой скалы

Дерион поставил капсулу на якорь-присоску, провёл какие-то манипуляции с приборной панелью и взглянул на меня.



Татьяна Серганова

Отредактировано: 19.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги