Элемента.L

Размер шрифта: - +

Глава 10. Купчиха

       

Дэн открыл глаза в своей комнате в семь утра и тут же закрыл. Какое счастье, что не надо идти одеваться в прихожую! Не вставая с кровати, он сгрёб вещи со стула, кое-как сложив их на себя, даже ботинки сверху поставил. Закрыл глаза. Как же хотелось спать! Попытался перенестись в свою больничную комнату. Не получалось. «Чёрт, одеяло!» — понял он свою ошибку. Пришлось убирать вещи, откидывать одеяло, снова собирать вещи. Он попытался сосредоточиться, обнимая ботинки. Вспомнил про плакат, не открывая глаз, пошарил по стулу, нашел, вдохнул… Ааааа! Постель была ледяная! И вообще, в больнице, в отличие от дома, было прохладнее. Он сбросил вещи с себя на пол, кое-как укрылся, попытался согреться и ещё поспать. Было темно, но он всё равно открыл один глаз убедиться, что в комнате никого, кроме него, нет. Его смена начиналась в восемь, но от холода и этой суеты с перемещением мозг окончательно проснулся, и, судя по всему, покемарить ещё хоть полчасика уже не получится. Дэн нехотя стал натягивать на себя больничную форму. Включил чайник. Одна надежда теперь на кофе. При развешивании притянутых с собой вещей выяснилась недостача одного носка. Мама прибьёт за непарные носки! Пришлось вернуться.

Он почистил зубы, взял потерянный носок и оставшийся на тарелке недоеденный с вечера бутерброд. Так и появился с носком в руке и бутербродом в зубах. Чайник как раз отключился. Критически осмотрев давно не мытую кружку, Дэн нашёл её пригодной для утреннего кофе, а потому в неё тут же посыпались растворимый кофе и сахар-песок и полился кипяток. «С добрым утром!» — сказал он себе и начал сёрпать горячим кофе.

Жизнь в доме престарелых начиналась рано. С семи утра процедурные сёстры измеряли температуры и давления, раздавали таблетки, ставили уколы, бегали по коридору с утками и баночками для анализов. Дэну нравилось, что ещё так рано, а жизнь вокруг уже кипит. Он подошел к окну, отдёрнул занавеску. Светало. С кухни, которая находилась прямо под ним, потянуло чем-то приятным. Редкий случай! Кажется, омлет. Он решил сходить за завтраком.

На кухне вовсю кипела жизнь. Жарился омлет. Варилась каша.

— Здравствуйте! — обратился он ко всем сразу.

— И вам, доктор, не хворать! — ответила ему внушительных размеров немолодая женщина, которую все звали просто Лидка. — Кашки или омлета? — перешла она сразу к делу.

— Рисовая, — ответила она быстрее, чем он успел спросить.

Получилось смешно — рот для вопроса он уже успел открыть, но потом захлопнул его, так ничего и не сказав. Девочка, которая помогала Лидке на кухне, прыснула со смеха.

— Катерина, хорош ржать, положи-ка доктору кашки, — дала ей указание повариха.

— Нет, нет, Катя, мне омлет, — успел вставить Дэн.

И пока девушка возилась с противнем, Лидка, переставив что-то кипящее прямо голыми руками на плите, обратилась к Дэну:

— Денис Германович, вы меня простите, оно, конечно, не моё дело, — Лидка достала из-за пояса полотенце и стала тереть им край стола, — но эти дуры малолетние, они ж вчера весь поселок оббегали, Вас искали. Говорят, вы на перрон пошли, дамочку какую-то городскую провожать, да и пропали. Они уж думали, вы с ней в город уехали. А я смотрю поезд-то ещё не пришел, а вы уже здесь.

Она снова заткнула полотенце за пояс, но рукой все продолжала гладить стол.

— Я, конечно, понимаю, что вы человек взрослый и всё такое, но вы уж хоть той же Екатерине Петровне шепните, что Вас не будет. А она уж придумает, что им тут сказать.

Она повернулась, взяла у Кати тарелку с омлетом и вручила Дэну в руки.

— Спасибо, Лидия Михайловна! Спасибо, Катя! — он повернулся к девушке, а потом опять посмотрел на повариху. — Я понял! Я постараюсь.

— Постарайся, постарайся, — махнула она ему в спину. А потом ещё что-то добавила, но он услышал только, как они с Катериной засмеялись.

С омлетом, остатками кофе в желудке и в хорошем настроении он отправился на обход. Да, с этим срочным отъездом в субботу вечером он, конечно, погорячился, но вроде всё обошлось. И день пошёл как обычно, весь в заботах и делах.

Уже далеко после обеда он нашёл, наконец, время и пошел к своей подопечной Купчихе. Купчиха, потому что Купцова Евдокия Николаевна. Хотя, может, она и настоящей купчихой была, а может помещицей, кто знает.

Старушка спала. Дэн стоял посреди комнаты с плакатом и не знал, как ему поступить. Повесить плакат, пока она спит, или дождаться, когда проснётся. Если повесить, то прямо перед глазами или вон там, над комодом. Он сомневался и решил позвонить Шейну, в конце концов, это же его «проект». Дэн оставил плакат и пошел звонить к себе в комнату — Шейн же ещё и про картину ничего не знал!

Он ещё разговаривал, когда услышал в коридоре какой-то нездоровый шум. Прямо с трубкой у уха, Дэн открыл свою дверь и услышал, как крикнули: «Света, давай воды скорей!» Потом в коридоре открыли окно. Потом он увидел согнувшуюся пополам новенькую медсестру.

— Шейн, простите, тут, кажется, плохо кому-то стало, я перезвоню, — сказал Дэн, нажал отбой и побежал к девушке. Она была белая как мел, но уже разогнулась и неуверенно опиралась на подоконник у открытого нараспашку окна.



Елена Лабрус

Отредактировано: 27.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги
  • Эпическое фэнтези Элемента.T Елена Лабрус
    Бесплатно
  • Эпическое фэнтези Элемента.N Елена Лабрус
    Бесплатно