Элемента.М

Размер шрифта: - +

Глава 3. Команда

«Значит, все-таки посмотрел!» - улыбался Дэн, вспоминая реакцию отца на его заказ. Отец Дэна Майер Герман Валентинович, был человеком состоятельным и нежадным, а еще он был неплохим бизнесменом и прекрасно умел считать деньги.  И раз он смотрел заказ Дэна на стулья, значит, проконтролировал, и, если сказал, что Дэн в состоянии оплатить его сам, значит, счет Дэна был им очередной раз молча пополнен. И то, что он категорично назвал "на свои" собственно говоря, всё равно было на его деньги. Хотя может и нет. Зарплата у Дэна была конечно, небольшая, но даже те немногие деньги что ему платили ему практически не на что было тратить и даже они имели свойство накапливаться. Но основным источников дохода всех алисангов не имеющих каких-то своих бизнесов и работ, был банк Алиса, который ежемесячно выплачивал каждому алисангу так называемое содержание. Оно складывалось от доходов с тех финансовых операций, которыми занималось их Министерство Обеспечения. И гарантом этого были богатство, накопленные их предками за все предыдущие века. Говорили, что все было учтено, посчитано и правильно вложено в ценные бумаги, недвижимость и черт знает, что еще. Каждому алисангу с рождения ежемесячно выплачивался его процент. И суммы эти были достойные для безбедной жизни, не работая в любой стране. Но не работать у них было как-то не принято. То есть даже если бы отец не пополнял его личный счет, это делала Алиса. В любом случае Дэн мог купить эти стулья, и он их купил. 

            Вернувшись в свою комнату и невольно проходя по коридору второго этажа, чтобы спуститься вниз, Дэн услышал, что в столовой как никогда шумно. А ведь обед уже закончился. На столах действительно было пусто, но уходить никто не собирался. Бабки даже злополучные табуретки к стене не переставили. Так и сидели, только глядя не в телевизор, а на местных новоселов, сестер Климовых. Говорила, конечно, Татьяна Никитична. Дэн застал, видимо, самый конец ее рассказа. 

- Вот тебе и граф Шереметьев! - сказала она и старушки закачали головами, заахали. 

- Ну, что, Кутузов, пошли, - обратилась она к сестре, и Дэн увидел, что один глаз у Натальи Никитичны закрыт свежей марлевой повязкой. Быстро встав они так же решительно пошли к себе, как и раньше гуськом, и улыбнулись в ответ на улыбку Дэна, причем обе. Чем его крайне озадачили. Судя по повязке, приезжал окулист. 

Дэн мог бы конечно, прочитать что написал окулист и в медицинской карте, но поговорить с ним лично было Дэну намного интересней, и он поторопился вниз, боясь, как бы он уже не ушел. Успел, можно сказать, в последний момент. Уже в верхней одежде поверх белого халата, он разговаривал в вестибюле с Екатериной Петровной. 

- Константин Александрович, - пожал Дэн руку парню в белом халате, который был ненамного старше самого Дэна. 

- Данил Германович, - ответил на рукопожатие парень. 

- Что бабкин глаз? - спросил Дэн без предисловий. 

- Да вот как раз Екатерине Петровне рассказываю, - ответил он, - щепка там у нее в глазу застряла приличная. Достал, обработал. О восстановлении зрения разговор, конечно, не идет, и о том большой ли урон нанесен сложно сказать, глаз, возможно и до этого ничего не видел. Но обрабатывайте. Заживет, там посмотрим. Второй глаз - катаракта. Но операбельная. Могу попробовать записать. Повезете старушку в город на операцию? Кстати, сама операция бесплатная, заплатить надо будет только за проживание и питание, но это вообще вопрос двух трех дней. В первый день там все анализы надо будет сдать. Вот тоже не знаю, может что и оплачивать придется. Потом сама операция, на третий лень выписывают отправляют домой. 

- Да, записывай, Костя, записывай, - сказала Екатерина, - там очередь, наверно, на полгода вперед, если не больше стоит. 

- Конечно, записывай, - согласился Дэн, - надо будет, так отвезем. И деньги найдем, - и он покосился на последних словах на главврача. 

-           Конечно, найдем, Майер! - передразнила его Екатерина и укоризненно покачала головой, - У нас тут денег куры не клюют!

- Ну, я тогда позвоню, как это улажу! Ладно, поехал я, и так там водитель уже ругается, наверно. Минут двадцать назад ему сказал, что иду, - и он махнул рукой и на ходу доставая из кармана шапку и скрылся в дверях. 

Дэн ждал продолжения отповеди главврача по поводу денег, но на эту тему она промолчала. 

- Знаешь, что он перед этим еще сказал? - как-то задумчиво сказала Екатерина, - Что щепка там эта была не одна. Был у нее в глазу еще один предмет - толи стружка какая-то металлическая, толи окалина, трудно сказать. Но только жила она с этим осколком чуть ли не всю жизнь и может даже из-за него ничего и не видела. Почему его не удалили, трудно сказать. Только сейчас этой новой щепкой этот старый осколок с места столкнуло. И Костя их оба удалил. В-общем, есть надежда, что, когда глаз подживет, она им даже видеть сможет. 

- Ни чего себе! - Дэн аж присвистнул. 

Екатерина посмотрела на него недовольно:

- Ну-ка не свистеть мне здесь! И про зрение бабке ничего не говори. Сейчас главное, глаз этот поберечь пока окончательно не заживет. А про операцию будет удобный случай спроси, хотя нет, сама я лучше поговорю, потом. А то может ее на следующую пятилетку запишут, а я бабку обнадежу. 

- Ладно, - кивнул головой Дэн, - Сама так сама. 

Но Екатерина его уже не слышала. После разговора с окулистом она пребывала в какой-то прострации, и, Дэну показалось, что совсем не из-за бабкиных глаз. Так в задумчивости она и пошагала к своему кабинету, а он в палату к Еве. Но до Евы он не дошел. Совсем немного, а не дошел. В паре метров ее палаты была палата деда, которого он вчера привез. 



Елена Лабрус

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться