Элемента.М

Размер шрифта: - +

Глава 5. Просто вечер

Распрощавшись с друзьями и сильно жалея о том, что он пока не может познакомить их со своей девушкой, Дэн пришел в ее палату. Снова вечер. 

- А тебя Екатерина Петровна искала, - сказала Ева, нехотя разжимая свои однорукие объятия, - Ты ее видел?

- Не видел, - ответил Дэн, - Не сказала, что хотела?

- Конечно, нет, - улыбнулась Ева, - Хотя вид у нее был какой-то озабоченный. 

- Ладно, зайду попозже. Ты как?

- Нормально. Много сплю, хорошо ем, - она улыбнулась. - У тебя какие новости?

- У меня в полку прибавление. Две старушки и один дед. 

- А мне казалось, у вас только одно место освободилось, - удивилась Ева. 

- Мы еще кабинет директора переделали в палату. Вот в него двойняшек и поселили. 

- Двойняшек? - еще больше удивилась Ева, - Шутишь?

- Ни капельки! Самые настоящие двойняшки. Только не близнецы. Совсем друг на друга похожи мало. 

- Ни разу не видела старушек-двойняшек!

- А они есть, - улыбнулся Дэн, - Как там дела у твоей подруги?

- Да пока никак. Но работу всё же решила новую искать. Даже резюме составила. И даже его на какой-то сайт закинула. 

- Молодец! Я считаю, это очень правильно. 

- Денис Германыч, вас Екатерина Петровна искала, - сказала медсестра, внося Еве ужин. 

Он обреченно посмотрел на Еву, выдохнув и опустив плечи. 

- Иди, иди, - сказала она ему одними губами, махая согласно головой, и постеснявшись девушки в белом халате, больше ничего не добавила. 

Он помахал ей на прощание и вышел. 

 

Екатерина Петровна была всё так же задумчива. 

- Искали? - спросил он, уже присев напротив нее на свой любимый скрипучий стул. 

- Да не сказать, чтобы искала. Просто спрашивала. Не ожидала, что ты исчезнешь посреди дня. А, кстати, где ты был? - и она пристально посмотрела на него через стол. 

- Бегал! - ответил он и широко улыбнулся. 

- Бегал!? - переспросила она. 

- Почему футболка сухая и ничем не пахнет? - снова ответил он словами из известной переделанной рекламы, но Екатерина, видимо, ее не смотрела, ничего не поняла и развивать эту непонятную для нее тему не стала. 

- Я тебе хотела сказать, что мы паспорт Одинцовой нашли, - сказала она тускло и Дэн почувствовал, что ей это как-то было всё равно, звала она его не для того, чтобы это сказать, - Стали там для деда комнату готовить, кровать перестилать, он откуда-то из-за кровати и вывалился. Непонятно откуда и как он там вообще мог находиться. Кровать эту несколько раз и выносили, и заносили, и переставляли, и перестилали. Матрас с подушкой выносили морозить, все перетрясли. Но факт остается фактом. Паспорт нашли. И хоть он теперь не нужен и все формальности удалось уладить и без него, я его в сейф пока убрала. 

Дэн кивнул и смотрел на главврача, которая говорила все это как-то рассеянно, не поднимая головы и рассматривая свои ногти. 

- Что-то не так? - спросил он серьезно. 

Она вздохнула, посмотрела на него внимательно исподлобья, набрала в легкие воздух, но шумно выдохнув, но так ничего и не сказала. 

- У вас какие-то неприятности? - спросил он, - Из-за меня?

Она улыбнулась, подняла на него глаза. 

- Какие вы все мужики самовлюбленные. Чуть чего: я, мне, меня, из-за меня. Нет, Майер, не из-за тебя. Да и неприятностями это не назовешь. И, наверно, тебя это действительно и не касается. 

- Но я могу чем-то помочь? - он не стал обращать внимание на ее претензии и по-прежнему оставался серьезным. 

- Наверно, нет, - она выпрямилась в кресле и начала перекладывать на столе бумаги, - Точно нет. Все что хотела, я тебе уже сказала. 

Он понял, что она приняла решение и разговор окончен, поэтому встал и пошел к двери. 

- Ну, если вдруг передумаете, я всегда готов выслушать и помочь чем смогу, - сказал Дэн, останавливаясь и поворачиваясь к столу. 

- Спасибо, Дэн, - сказала Екатерина, улыбнувшись, - Правда, спасибо!

И она не сказала больше ни слова. И хоть решимость ее не была мрачной как у девушки на могиле с флёрдоранжем, и её решение принесло ей даже какое-то облегчение, Дэн немного расстроился, что она с ним не поделилась. 

 

Печка приветливо потрескивала, оставляя на стене яркие желтые блики. Довольный и сытый Полкан растянулся перед ней довольно облизываясь. В аскетичной обстановке деда было единственное кресло, в котором и устроился Дэн. Деревянное и низкое с давно продавленным сиденьем, заложенном подушками, как ни странно, оно было намного удобнее современного кресла, в котором Дэн спал в больнице. К широкому подлокотнику был приделан самодельный карман, в котором нашлись несколько старых газет и пульт от телевизора до сих пор в целлофане. Дэн включил телевизор и с небольшого экрана громким звуком на него обрушился поток новостей. Военные действия, неуклонно растущий курс доллара, книжная выставка и пожилой англичанин, несколько лет назад которому вставили в глаз зуб, и он первый раз смог увидеть свою жену. Дэн переключал каналы, но среди несвежих сериалов невнятного содержания, давно уже переставшая быть новостью информация про прозревшего дядьку оказалась самой позитивной. Он выключил цветной говорящий ящик и поднялся. 

На книжной полке рядом с телевизором стояло несколько фотографий. В углу возле окна массивной стопкой стояла подборка журналов "Наука и Жизнь", на ней перевязанная веревочкой, чтобы не рассыпалась, оказавшаяся меньше по размеру и тоньше стопка журналов "Приусадебное хозяйство". Дэн подошел посмотреть фотографии. 

Их было всего три и все черно-белые. На первой был светловолосый и толи смуглый, толи просто сильно загорелый мальчишка лет двенадцати в белой майке, босой и дерзкий. На второй - он же, только уже постарше, рядом с хозяином дома, Иваном Матвеевичем Мещерским. В простом костюме, уже не молодой, но поджарый и строгий, Иван Матвеевич стоял, выпрямившись по-военному и рука его лежала на плече у паренька в школьной форме. Школьный костюм ему был явно велик и он, стоя ногу за ногу в камеру смотрел с вызовом, слегка задрав подбородок. Мещерский же, наоборот - спокойно-внимательно едва заметно улыбаясь. 



Елена Лабрус

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться