Элемента.М

Размер шрифта: - +

Глава 6. Первый выход

В отличие от Дэна для Евы следующие несколько дней пролетели незаметно. Дэн работал. И хоть он по-прежнему старался проводить с Евой все свободное время, но на ночь она заставляла его уходить в свою комнату. Сама Ева большую часть времени спала, видимо от лекарств, но это явно шло ей на пользу. Она чувствовала себя лучше. Плечо почти перестало кровить, грудь болеть при каждом сильном вздохе, а рука неметь. Вместо неудобной повязки ей теперь надевали корсет, который тоже принес Дэн. А еще он принес ей "Простаки за границей", ту самую, которую она читала теть Зине, и из которой потом стянула конверт. И Ева ее не столько читала, сколько перечитывала полюбившиеся места и мечтала. Дэн много расспрашивал ее о маме, о детстве, о друзьях, обо всем. Ева охотно рассказывала.

Лежа с ней рядом на больничной койке, Дэн листал в ее телефоне фотографии, которые она не удаляла несколько лет, пока не наткнулся на старое черно-белое фото.

- Дань, это же та самая фотография! - оживилась Ева, - Я совсем забыла, что она есть у меня на телефоне!

- Это мама? - спросил Дэн осторожно.

- Да, да, да! - почти кричала она, - А это отец!

И она тыкала пальцем в светловолосого кучерявого парня, улыбающегося во все свои тридцать два красивых зуба.

Дэн оценивающе посмотрел на прямые темные волосы Евы.

- Да, на отца ты не очень похожа, - он поднял экран поближе к глазам, - А на мать похожа.

Он снова посмотрел на Еву, потом в телефон.

- Очень похожа! Только ты старше, - и он отклонился от нее немного в сторону, ожидая удара.

- Я и есть старше, - неожиданно легко согласилась Ева, - ей здесь года на два меньше чем мне сейчас.

Дэн удивленно придвинулся назад и перелистнул экран на следующую фотографию.

- Это записка, - пояснила Ева, - которую он оставил.

На тетрадном листе в клетку аккуратным, просто каллиграфическим почерком были написаны уже известные ему несколько слов: "Когда-нибудь ты узнаешь, что я тебя действительно любил. Назови ее Ева. Прости, но я должен вернуться!». Дэн раздвинул экран и к своему удивлению ниже увидел продолжение: "P.S. Алиенора, спасибо!"

Он повернул экран, уменьшил изображение, потом снова увеличил.

- Почему ты не сказала, что там еще что-то было написано? - спросил Еву ошеломленный Дэн.

- А зачем? Всё равно никто не знает, что это значит, - пожала она плечами, - я перерыла весь интернет в поисках хотя бы одной Алиеноры. И кроме Аквитанской ничего не нашла. Ну, не Аквитанскую же он благодарил?

Она посмотрела на Дэна, который выглядел каким-то странно пришибленным.

- Дэн, с тобой все в порядке? - она даже немножко потрясла его за ногу.

- Ты не поверишь, но я знаю еще одну Алиенору, - сказал он, выходя из ступора, - вполне живую и ныне здравствующую. Общался с ней буквально, вот, совсем недавно.

- Правда? - удивилась Ева.

- Да, очень бойкая старушка! - уточнил Дэн.

- Она что здесь в Доме престарелых живет? - еще сильнее удивилась Ева.

- Нет, Ева, нет, не здесь, - понял Дэн, что ввел девушку с заблуждение, - Она бабушка одной моей школьной подруги.

Очень не понравилось Дэну внезапно сменившееся выражение Евиного лица при слове "подруга" и он поспешно добавил:

- Она девушка моего лучшего друга.

Глаза Евы округлились в ужасе:

- Кто? Бабушка подруги - девушка твоего лучшего друга?

Дэн понял, что с перепугу сморозил глупость, стал поспешно пояснять:

- Изабелла девушка моего лучшего друга. А Алиенора бабушка Изабеллы.

- А, - засмеялась Ева, - ну теперь мне все абсолютно понятно. А как зовут твоего лучшего друга?

- Сеня, - не задумываясь, ответил Дэн, - точнее Арсений.

- Господи, какие-то у вас у всех странные имена. Вы вообще русские? Изабелла, Арсений, Даниэль, - пожимала плечами Ева.

И он хотел было отшутиться, как он обычно делал, когда кто-нибудь называл его имя странным, но передумал.

- Ну, у тебя странные глаза, а у нас странные имена, - сказал он неожиданно серьезно, - а вообще мы на самом деле странные.

- Ну, все мы немного странные, - согласилась Ева, - только каждый по-своему.

Он отложил телефон и взял ее за руку.

- Помнишь, когда в тебя попала пуля, - начал он и посмотрел на нее серьезно, как никогда.

- Помню ли я, как ты сказал мне: "Ева надо вернуться! Сейчас!" и вот так же сжал мою руку? - моментально поняла она, о чем он хочет с ней поговорить.

- Что за, - еще продолжала она говорить, когда оказалась с Дэном за руку стоя у окна с другой стороны кровати, - хрень?

Она ошарашено уставилась на свое, оставшееся на кровати тело, с доверчиво склоненной в сторону только что сидящего рядом с ней парня головой. Она словно заснула. Ева выдернула свою руку из его ладони, наклонилась над своим телом, помахала у себя перед закрытыми глазами, повторила: "Что за хрень?" И с этим вопросом повернулась к Дэну.

Он, прислонившись спиной к подоконнику, на ее вопрос только улыбнулся и развел руками.

- Я что снова умерла? - она поставила руки в боки и с удовольствием поняла, что ничто не стесняет ее движений.

- Нет, ты жива, - он всё еще улыбался, ожидая её реакцию.

- Я стою рядом со своим телом, еще и разговариваю с тобой при этом. Я или сошла с ума, или умерла или что это за хрень, Дэн Майер? – сказала она строго.

- Кроме необычного цвета глаз тебе от отца в наследство досталось еще кое-что – необычные способности, - ответил он.

- Значит, он, правда, был инопланетянин? – с ужасом уставилась на Дэна Ева, - И ты? Ты тоже?

- Нет, Ева, мы не пришельцы, не жертвы научных экспериментов, мы такие же люди как все, только другие, - Дэн говорил спокойно и уверенно, и Ева не знала, что он так и не подготовился, и он понятия не имел что говорить и как объяснить ей всё это.



Елена Лабрус

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться