Элемента.М

Размер шрифта: - +

Глава 9. Кэкэчэн

Он разбудил ее поцелуем. И она не хотела просыпаться. Губы были холодными и влажными, щека мягкой, пахло мылом. И она вдруг представила, что ее целует Ржевский и испугавшись своим мыслям открыла глаза.

            - Что-то не так? – спросил Дэн, увидев её испуганный взгляд.

            - Все так, - сказал она, кое-как справляясь с дыханьем, которое сбилось от испуга, - Забыла, как дышать.

            - Вспомнила? – улыбнулся он, - А то я покажу. Рот в рот, например. Будем тренироваться?

            - Тренируйся вот лучше… на медведях, - сказала она и ткнула пальцем в пушистую игрушку, которая лежала к ней спиной. И место, в которое она ткнула, предлагая Дэну тренировать дыхание, было ничем иным как плюшевой задницей.

Дэн посмеялся над ее предложением и развернул игрушку лицом.

            - Как самочувствие? – он присел на кровать.

            - Нормально, - ответила Ева и все сегодняшние разговоры с Татьяной и Третьей медсестрой стали настойчиво вспоминаться и рушить ее такое хрупкое хорошее настроение.

            - Дэн, скажи, а алисанги могут находить пропавших людей? – спросила она серьезно.

            - В каком смысле пропавших?

            - Помнишь мы видели девушку художницу, которая Таньке ногти делала?

            - Помню, конечно! Крольчиха? - Дэн не понимал к чему она клонит.

            - Да! Она пропала. Этим летом. Ушла с работы, а до дома не дошла, – пояснила Ева.

            - Подожди, так это она пропала? – удивился Дэн, - Я помню, что кого-то искали, даже собаку привозили служебную. Так вроде решили, что она уехала.

            - Это всем так сказали, потому что ничего не нашли. А она только собиралась уезжать. Готовилась, хотела салон свой продать. Ее же в Столицу позвали.

            - Так, подожди, дай подумать, когда ж это было, - он склонился на руку как Роденовский Мыслитель.

            Ева не знала, о чём он так серьёзно думает, глядя на его насупленные брови, она мучилась вопросом знает ли он о том, как умерла ее теть Зина. И, если знает, то скажет ли ей?

            - Я сейчас! - сказал он, вставая, - Никуда не уходи!

И исчез.

             Ждать пришлось неожиданно долго. Ева даже подумала, что он про нее забыл, и чтобы отвлечься, полезла в телефон. Новых сообщений не было. Она решила поинтересоваться, как дела на работе. Оказалось, жизнь без нее кипит. Одна девочка из бухгалтерии уволилась, на ее место уже взяли другую. Премию до сих пор не выплатили, и, все бояться, что ее если и выплатят, то в урезанном размере, а ведь скоро праздники. Ева посмотрела на дату и с ужасом узнала, что сегодня уже 23 ноября. А премия должна была быть за третий квартал, и заплатить ее должны были как минимум в октябре. Да, плохо дело! Офис-менеджера подозревают в беременности, но она все намеки игнорирует. И только когда ей сказали (по секрету) что весь ее рабочий стол завален бумагами, и никто в её отсутствие ее работу не делает, и она набила по клавишам целую возмутительную тираду, Дэн, наконец, появился.

            - Фу! – выдохнул он, снова приземлившись на кровать, - Дело плохо!

И судя по его серьезному лицу, так оно и было.

            - Я ее нашел. Я знаю куда она пошла, но дальше нужны специалисты по возвращению пропавших людей. Наши специалисты.

            -У вас есть такие специалисты? - сказала Ева, глядя на его больничные штаны, - У тебя все ноги в колючках.

            - Да. Пришлось инспирироваться, а то сложновато будет повторить еще одни такие же поиски. - сказал он и начал ощипывать мелкие колючие зеленые семена какого-то растения со штанин.

            - Все плохо это что значит? Она умерла? – тихо спросила Ева.

Он кивнул, но ответил странно:

            - И да, и нет. Да, потому что да, она умерла. Нет, потому что мне нужны наши специалисты, и, скорее всего, это можно исправить.

             - Исправить!? – недоумевала Ева.           

            - Да, - сказал он, вставая и подтягивая стянутые вниз уборкой колючек штаны.

            - Как она умерла? – спросила не верящая своим ушам Ева.

            - Я не могу тебе сказать. Пока не могу. Если ты узнаешь, мы можем все испортить. Но я тебе обещаю, всё что от меня зависит – я сделаю. И, извини, но я правда, должен идти.



Елена Лабрус

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться