Элемента.М

Размер шрифта: - +

Глава 12. Шаманка

Про Евдокию Николаевну Купцову Дэн рассказывал Еве стараясь придерживаться хронологии, по которой его знания о бабке постепенно дополнялись все новыми и новыми подробностями. Как он официально приехал сюда под видом ассистента доктора Шейна, с которым они вместе писали большой научный труд о старении человека. Потом Шейн посвятил его в то, что на самом деле он ищет бессмертия, но не для себя, а для своей больной неизлечимой Бирюзовой чумой дочери. Он пересказал ей и заметку некого француза о Бессмертной помещице и рассказал, что Алиенора видела сообщения о Шейне в старых газетах и его подозревали в каких-то незаконных экспериментах, которые он проводил в Домах престарелых. Потом Арсений нашел эти старые газеты и кроме Шейна там упоминается его друг Франкин и вместе с Франкиным они действительно занимались чем-то незаконным. В этом оказалась замешана еще и Волошинская. И, конечно, рассказал ей про Сару, жизнь которой каким-то странным образом переплелась с жизнью Купчихи, и судя по всему представляет интерес для Франкина, а может и для Шейна. Он честно признался, что пока не понимает ни как все это связано между собой, ни чего на самом деле добивается Шейн, ни каким боком здесь прилеплена Волошинская.

            А более всего ему совершенно непонятно кто же такая на самом деле его Евдокия Николаевна Купцова и почему она живет так долго и к тому же делит свое тело с душой Сары, умершей много лет назад.

            - Теперь ты знаешь обо всей этой истории столько же сколько и я, - подвел он итог в конце своего рассказа.

            - Нет, Дэн, я знаю об этом больше чем ты, - удивила его Ева.

И она рассказала ему все что узнала о жизни и способностях старушки Ева из первых рук, то есть лично от самой старушки.

            - Теперь я понимаю, что значит эта шаманская способность «прятать» Белых Богов, - сказала Ева, - Мне кажется, что душу Сары она именно прятала, а Франкин, видимо ее нашел. И судя по воспоминаниям Волошинской, он зачем-то ее искал.

            - У меня не укладывается в голове, что Волошинская ее внучка, - развел руками Дэн, - Она ведь всячески давала понять, что терпеть ее не может.

            - Она и мне дала понять, что относиться к ней неважно, и что она похожа на деда, то есть получается, на мужа Купцовой, - недоумевала и Ева, а еще сказала, что скоро умрет.

            - Мне сказала об этом Сара, - сказал Дэн, а Шейн сказал как-то что с точки зрения биологии человеческое тело приспособлено к тому чтобы прожить 120 лет.

            - Бабке как раз сто двадцать, Дэн! А какого числа у нее день рождения?

            - Ева, так кто-же знает? Ты же сама сказала, что родилась она в нанайском селении и зовут ее как-то там Кококо, - улыбнулся Дэн.

            - Кэкэчэн, - поправила его Ева, - Кэкэчэн Елагина. Сама не знаю, как я это запомнила. Знаешь, ты должен меня взять с собой посмотреть на эту Рожь. И на то кладбище, на котором похоронена настоящая Купцова семнадцати лет.

            - Я буду даже рад этому, - сказал он, вставая и протягивая ей руку, - Пошли!

            Она выдохнула почти машинально и почти сразу они оказались перед лежащей с отсутствующим выражением лица старушкой. Дэн не стал долго задерживаться, прижимая к себе Еву он сразу привел ее в знакомый ему «кинотеатр». Здесь по-прежнему показывали «Рожь» в режиме нон-стоп. И босоногая девочка в белой рубахе бегала по дороге, уходящей в пронзительно-желтое поле. Было темно и только отблески желтого отражались на стройных рядах закрытых мрачных дверей, стоящих как солдаты ровными шеренгами.

            - Как ты думаешь, Шейн смог открыть хоть одну из этих дверей? – шепотом спросила Ева.

            - Я вообще не знаю, как работают азуры, но мне кажется, нет, иначе я бы ему не понадобился, - так же тихо ответил Дэн.

            Ева подергала ближайшую к себе дверь. Закрыто. Она, так же как совсем недавно Арсений пошла толкать все двери подряд. Дэн не пошел, он делал это много раз и знал, что это бесполезно. Прошлый раз старушка была даже в своем уме и то у них получилось так мало. Сегодня же, снова одержимая этим полем, она вряд ли на что-нибудь среагирует и подавно.

            - Ну, давай же, давай! – шепотом уговаривала Ева каждую дверную ручку, - Давай, Кэкэчэн, давай!

И вдруг из-под двери, к которой она сейчас обращалась словно блеснул свет, но потух так быстро, что Ева подумала, что ей показалось.

            - Кэкэчэн? – снова тихо спросила она. И снова свет на долю секунды загорелся и погас.

            - Кэкэчэн! – сказала она громче, и свет загорелся ярче и держался дольше, и она хотела уже открыть эту дверь, когда ей в голову пришла просто сумасшедшая идея.

            - Дэн, я знаю, что нужно делать, - сказала она громко, спускаясь к тому месту, где, завороженно глядя на экран так и продолжал стоять Дэн.



Елена Лабрус

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться