Флоту - побеждать!

Размер шрифта: - +

Глава первая.

Флоту – побеждать!

 

Нам выпало с тобой служить на флоте

И защищать морские рубежи.

Вы там себе на берегу живёте,

Но нам не по душе такая жизнь.

 

Опасна служба эта, мы не спорим:

Вчера друзья наперекор судьбе.

Ушли с врагом сражаться в это море

И море их оставило себе.

 

Случиться может не дожить до завтра,

Но больше жизни честь нам дорога.

И Тихоокеанская эскадра

Выходит в море, чтобы бить врага.

 

В бою не раз с японцами поспорим.

И верим, что Победа впереди!

Здесь русский флаг и это наше море!!

Мы никому его не отдадим!!!

 

Придёт Победа всё равно,

А нынче спорим мы с волной

Никто не знает, что ждёт нас впереди

Случится то, что суждено,

Но  мы уверенны в одном:

Наше море, наше море мы никому не отдадим!!!

 

(По мотивам песни А. Маршала из сериала «Истребители»)

 

 

Глава 1.

Не дождётесь!

 

  

   И щипать себя бесполезно... Уже и так, наверняка, и на бедре, и на руке синяки от этого дела. Это не сон, это не бред, не галлюцинация. Это реальный мир, в котором придётся жить, - из зеркала на Степана ошарашено смотрело хорошо знакомое лицо его полного тёзки и коллеги. Но, знакомое только по фотографиям, однако, такую бороду не перепутаешь ни с чем.

   Кстати, судя по дате на календаре и времени на часах, то жить ему и в этом мире осталось недолго - Буквально пару часов, если всё пойдёт так, как и в 'прошлый раз'...

   Даже в 'покинутой' жизни оставалось дольше. Хоть и, наверняка, неприятней. Да какая смерть приятна? И здесь есть надежда от неё уйти. Знание - сила, кто предупреждён - тот вооружён. Уж во всяком случае, сегодня курносая не зацепит его своей косой. А там - подёргаемся!

   В дверь салона постучали.

  - Войдите!

  - Ваше превосходительство, - на лице флаг-офицера лейтенанта Дукельского было написано нешуточное беспокойство. - Отряд Бубнова вернулся без 'Страшного', а с моря доносятся звуки боя...

  - Немедленно 'Баяну' выйти в море. Через пять минут я буду на мостике.

  - Есть, ваше превосходительство! - лейтенанта словно корова языком слизнула.

  - Неужели у Валерки получилось? - думал командующий Тихоокеанским флотом Степан Осипович Макаров, надевая пальто. - Ведь я же это за шутку принял, за желание утешить старого друга, чуть ли не за сверхгуманный вариант эвтаназии... Ладно, как говорила знаменитая Скарлетт: 'Об этом я подумаю завтра...'.

  - Доброе утро, Степан Осипович! - поприветствовал командующего уже находившийся на мостике начальник штаба контр-адмирал Молас.

  - Здравствуйте, Михаил Павлович! Что 'Баян'?

  - Только что выбрал якоря и пошёл.

  - Молодцы! Передайте Вирену моё удовольствие за быстрый выход.

   А 'Баян' тем временем неудержимо разгонялся в сторону звуков канонады, доносившейся из-за Ляотешаня. Из всех его четырёх труб валил густой дым, и единственный броненосный крейсер порт-артурской эскадры всем своим видом показывал, что сейчас он покарает дерзких недомерков, которые посмели хозяйничать вблизи квантунских берегов.

  - Ваше превосходительство, - подошёл командир броненосца Яковлев, - с Тигрового хвоста передали, что ночью видели огни в море.

  - Спасибо, Николай Матвеевич. Учту.

   Ну вот - нарисовалась отмазка на предмет невыхода в море эскадры, когда с 'Баяна' передадут о наличии нескольких крейсеров на подступах к Артуру. Хотя можно себе представить удивление подчинённых, когда они узнают, что такой беззаветный храбрец, как Макаров, который, не задумываясь, выходил в бой даже на малюсеньком 'Новике' вдруг решил проявить столь неожиданную осторожность.

  - Может, стоит отдать приказ разводить пары и приготовиться к съёмке якорей?

   Ну вот, начинается...

  - А с какой целью, Михаил Павлович? Выход в море назначен на полдень. Какие причины имеются для того, чтобы его ускорить? К тому же, после того, что мы с вами только что услышали, возможно, вообще придётся отложить сегодняшние учения. Эти 'огни в море', которые видели с Тигровки, не грибы собирали. Предполагаю, что японцы нынешней ночью набросали мин в ближайших к рейду окрестностях. А рисковать потерять от подрыва ещё один боевой корабль, когда 'Цесаревич', 'Ретвизан', 'Севастополь' и 'Паллада' небоеспособны, я не имею права.

   Как и ожидалось, подобное решение командующего флотом здорово ошарашило Моласа, что легко читалось по выражению его лица.

  - Как скажете, Степан Осипович.

  - А вас я пока попрошу приготовить приказ о списании в экипаж капитана второго ранга Бубнова. Не дождаться потерянного миноносца в море и спокойно прийти на рейд... Такие командиры отрядов мне не нужны.

  - Не горячитесь?

  - Ни в коем случае. На его место - капитана второго ранга Елисеева. Далее: с 'Ретвизана', 'Цесаревича', 'Паллады' приготовиться сдать в порт по четыре семидесятипятимиллиметровых орудия, с 'Дианы' столько же, с 'Аскольда', 'Баяна', 'Победы' и 'Пересвета' - по две. Пригласите ко мне назавтра к одиннадцати часам Кутейникова - обсудим установку этих пушек на миноносцы.



Вячеслав Коротин

Отредактировано: 30.10.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться