Фотография

Размер шрифта: - +

Фотография

С тех пор, как Конни вместе с семьей переехал на улицу Монстриум в особняк под номером тринадцать, жизнь пошла кувырком. Хотя нет, наоборот, скорее, потащилась как улитка, но все-таки кувырком... или... Конни и сам не мог подобрать слов! Старые друзья – хах, «лучшие друзья» называется, не спешили его навещать! Родители вроде как не пускали, но Конни не верил. Настоящие друзья бы смогли найти лазейку, а эти – тьфу!

Все было новое, яркое, необычное; вся эта суета с вещами, сумками, чемоданами, перестановками – хаос! Потому и кувырком жизнь пошла. Но при этом скука смертная была, хоть на луну вой. Пока не появилась одна компания...
Майки, Тим, Арчи и Гудвин - ребята хоть куда! Веселые, сумасшедшие, и никакие родители им не мешали общаться с Конни. Они просто кидали камешки в его окно, а он выбирался к ним по водосточной трубе, а дальше – ух! И девочек водой из бутылок обливали, и дорожный знак один раз украли, и яйца из гнезда утаскивали. Жизнь налаживалась и больше не напоминала улитку, лениво ползущую по склону, скорее уж улитку на скейтборде! Пока мама не решила все испортить...
- Не общайся с ними. Никогда.
- Почему?!
- Н-и-к-о-г-д-а, - по буквам отчеканила мама.- Еще раз с ними увижу – голову оторву!
Конни боялся маму. Нет, то есть, он был смелым! Очень-очень смелым! Но мама в гневе – очень страшная мама. Голову точно оторвать может...
Улитка выкинула скейтборд и снова стала медленно тащиться по склону. Ребята все еще приходили, кидали камешки в окно, но Конни только с грустью сидел на кровати, пока один раз не выдержал. Уж попрощаться с друзьями он может?!
Когда в окно попал очередной камешек, Конни подскочил, схватил старенький фотоаппарат и со всех ног кинулся на улицу. В голове звучали слова мамы: «Не общайся с ними. Никогда», и от этого становилось еще обиднее! Но спорить с мамой он не осмеливался, так что решил все объяснить друзьям и сделать на память прощальный снимок.
Майки фыркнул, Тим покрутил у виска, Арчи и Гудвин посочувствовали, но сфотографироваться согласились все, и вот уже Конни с довольным видом рванул домой.
Тихо приоткрыв дверь, он хотел быстро проскользнуть в комнату, но в коридоре его уже ждала мама.
- Я...
- Я ведь говорила тебе, что нельзя с ними видеться! Никогда!
- Но почему?! Мам, они хорошие, веселые! У меня здесь кроме них никого нет! Ну мама! – со слезами на глазах воскликнул Конни, крепко прижимая к себе фотоаппарат.
Мама с задумчивым видом посмотрела на него и вдруг, вместо ожидаемых криков, спокойно сказала:
- Ты сфотографировался с ними? Хорошо. Давай распечатаем фотографию.
Это прозвучало угрожающе, но Конни не понимал почему. С опаской он прошел к принтеру, нервно теребя веревочку от фотоаппарата. Он думал: «Интересно, а мама оторвет голову, как обещала? Или уже не злится?».
С шипением и скрежетом на стол стала выползать фотография: вот ноги ребят, разбитые колени Гудвина, шорты Арчи, красная футболка Тима.. Мама прикрыла рукой верх фотографии и серьезно посмотрела на Конни.
- Ты уверен, что хочешь знать?
- Да!
Конни вздрогнул, когда мама убрала ладонь. Вот Арчи – толстощекий, с носом-картошкой, а вот Майки – растрепанные рыжие волосы, веснушки по всему лицу, Гудвин – пара ссадин и шрам под носом, Тим – хитро-блестящие карие глаза...
- Они... они... – с ужасом, запинаясь, прошептал Конни и отступил на шаг. – У них же... головы! Головы людей! Мама! Они что... Люди?!
Мама с нежностью посмотрела на фотографию, точнее на стоящего справа Конни: из плеч в небо поднималось изогнутое тело сороконожки.

- Хорошо получился ты. Хорошо, - заметила она и, грустно вздохнув, оторвала Конни голову. Дотронувшись до извивающихся лапок, она пояснила. – Тебе так гораздо лучше, сыночек. Нечего носить эту бутафорию. А то еще на человека станешь похожим... Всегда носи с собой фотоаппарат! Только так эту пакость под названием человек выявить можно. На снимках всегда видно, кто приличный монстр, а кто "эти"...
Конни грустно зашевелил лапками.



Олеся Перепелица

Отредактировано: 11.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги